Category: происшествия

главная

100 лет переводчику Николаю Монахову

Николай Николаевич Монахов (1919-1972) - замечательный переводчик Рильке. Не только, конечно - он был и военным переводчиком, и преподавателем, и стихи писал, и фотографировал, и... Ну в общем много всего, личность - весьма примечательная.

К сожалению, у нас на Веке перевода его подборки пока нет. Но не потому, что он плохой, а потому, что материала было мало - в центральных изданиях было всего два небольших стихотворения Рильке. Но сейчас у нас появился шанс. :))))) Он - уроженец г. Ораниенбаума. За свою жизнь много где побывал, но после смерти вернулся в родной город - похоронен на кладбище в Мартышкино (это между Ораниенбаумом и Петергофом). Сегодня открыли отреставрированный памятник -там, говорят, вандалы погуляли не так давно. Там я не была, мы не успевали. А потом была интересная встреча в Краеведческом музее. Фотографий немного.

Дочь Н.Н. Монахова - Елена Николаевна, филолог и литературовед, хранительница семейного архива.


Collapse )
главная

Возложение цветов к мемориалу подводников

Увы, трагедия 1 июля не обошла стороной и наш маленький город. Среди погибших - наш земляк Андрей Воскресенский. Сегодня зачитывали президентский указ о присвоении ему и еще нескольким погибшим звания Героя России - посмертно. Но вообще-то было бы куда лучше, если бы все они остались живыми.
Несколько фото с мероприятия, на которое у города не нашлось аппаратуры.


Collapse )
главная

33 годовщина Чернобыля

Сегодня в Сосновом Бору состоялась акция "Свеча памяти", посвященная 33 годовщине аварии на Чернобыле. Дело в том, что в первой вахте было очень много сосновоборских - выезжали целыми СМУ, и стройбат, и резервисты, и химзащита, и медики. Да и в других вахтах тоже наших было немало. Практически у кажого - либо член семьи, либо родственник, либо кто-то из друзей, а знакомые - так и вообще у всех.

Мемориал ликвидаторам радиационных аварий - не только на Чернобыле, но и на Маяке, и на подводных лодкахз.


Collapse )
главная

Открытие пожарного депо на ЛАЭС-2

Все же журналистика - это суперпрофессия. Можно попасть туда, куда иначе просто никак. Лично мне, например, предприятия и прочее даже интереснее праздников и концертов. На ЛАЭС вообще обожаю бывать. Вот интересно это мне все.

А сегодня открывали новое пожарное депо для 77 части. Она в принципе в основном для станции, но и для города тоже, если понадобится. Дело было так.

Митинг. Холод, правда, совсем не весенний, но все красивые.


Collapse )

Тут еще есть
https://vk.com/terastudio?z=album-18426903_263515244
главная

Чернобыль: территория смерти, территория подвига

На митинг к чернобыльцам я сегодня не попала - была в другом месте. Но статья эта вышла сегодня в нашей газете. Не моя, но людей знаю хорошо. Ликвидаторов у нас в городе много - да практически у всех горожан родственники или близкие друзья там были, ведь ехали целыми СМУ. Памятник они сами поставили и сквер сделали. Не только чернобыльцам, но и ликвидаторам других ядерных аварий - на Маяке, на подводных лодках...
В газете еще фотографии Ахламова - но я их много публиковала и еще буду.

Статья живет здесь
http://terastudio.com/chernobyl-territoriya-smerti-territoriya-podviga/

А митинг был вот тут


Чернобыль: территория смерти, территория подвига

Этот адрес не нужно называть таксистам, достаточно просто сказать: «К чернобыльцам!», и водитель привезет вас на нужную улицу. В офисе на ул. Ленинградской, дом 60, где они собираются дважды в неделю, яблоку негде упасть, но приходит гость или гостья, как я, и тут, же находится еще одно местечко.
Они такие разные — и по возрасту, и по социальному статусу, но есть нечто, раз и навсегда объединившее их — все они стали участниками трагедии, случившейся 26 апреля 1986 на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции. Эту крупнейшую в истории мировой атомной энергетики аварию академик Валерий Легасов поставил в один ряд с гибелью Помпеи.

Collapse )
главная

Шепелевский маяк и окрестности

Пользуясь хорошей погодой, столь редкой в апреле, отправились сегодня на разведку. Поглядеть, что изменилось за зиму - ну и дороги разведать. Дороги, где они есть, вполне проходимы. В лесу - пока довольно много снега. На заливе тоже.

Собственно, это была конечная цель


Начали же мы с брошенной топливной базы. Там мало что изменилось, но было несколько пожаров.


Collapse )

К сожалению очень много машин. Даже в водоохранной зоне. В Сосняке-то их гоняют, заставляют тачки оставлять там, где можно, в Ломоносовском районе - к сожалению, прутся прямо на берег. И в Батарейной очень много самостроя - лачуги всякие и все такое.
главная

+++Рудольф МЕДЕК (1890-1940) ЗБОРОВ

Все же я его закончила. Тут весь, со вступлением и последней частью. Малость поправила - но, возможно, что-то поправлю и еще. Картинка - к последней части


Рудольф МЕДЕК
(1890-1940)


ЗБОРОВ

1.
Братья, чехи и словаки,
сыновья народа,
те, в чьих жилах кровь героев,
и кому в момент рожденья рок назначил незавидный
имя чеха иль словака,
вы, бессмертные, как ветки
дерева, что вновь воскресло,
песнь мою услышьте!
И не забывайте!
И живите вечно
этим пламенем священным
пламенем сердец героев,
ныне белых и холодных,
что пожертвовали жизнью
ради вас, детей, Отчизны
у Зборова.

Collapse )
главная

Эдвард СЛОНСКИЙ (1872-1926) Та, что не погибла

Все-таки решила сделать свой вариант, хотя есть перевод Базилевского - вполне достойный, как мне кажется. Почему решилась? А фиг его знает. Я вообще о таких вещах не думаю. Старалась не повторяться, вот и все. Но как прочиталось. В общем, опять Первая мировая. На сей предмет есть ответ Брюсова, кстати.

Эдвард СЛОНСКИЙ
(1872-1926)


Та, что не погибла
1
Рок разделил нас, брат мой.
Патруль – да вот же он.
На смерть глядим с тобой мы
С враждующих сторон.

В траншеях, полных стонов,
Под пушек дикий гром
Стоим друг перед другом,
Как враг перед врагом.

Земля и роща плачут,
Стремится мир к концу,
А я и ты – на шанцах
Стоим лицом к лицу.

2
Лишь пушки рано утром
Готовятся к стрельбе -
Ты свистом пуль смертельным
Напомнишь о себе.

Наш низкий шанец рушат
Шрапнель и столб огня.
- Я здесь, я брат, я брат твой!
Ты всё зовёшь меня.

Земля и роща плачут,
Весь мир – огонь и смрад.
А ты кричишь все время:
- Я брат твой! Я твой брат!


3
Брат! Перед смертным боем
Ты обо мне забудь.
Как рыцарь стой, под пули
Мои подставив грудь.

Меня вдали увидишь -
Так целься, не робей,
И в польское ты сердце
Московской пулей бей.

Но сны, сменяясь явью,
Мне открывают вид,
Её, ЧТО НЕ ПОГИБЛА,
Кровь наша оживит.

Сентябрь 1914

Collapse )
главная

Начинаю серию публикаций про чернобыльцев

У нас в газете идет серия материалов про чернобыльцев. Веду эту рубрику не я, а Катя Унгурян. С подачи и при непосредственном участии irina_sbor. Девчонки попросили ставить к себе в блог, потому что у меня он более или менее посещаемый. Почти все материалы были у нас на сайте, а некоторые даже и есть. Но кое-что оттуда гавкнулось, когда гавкнулся и сам сайт, и мы пока не все восстановили. Но этот материал на сайте есть.
Собственно, а почему бы и нет? Чем наши чернобыльцы хуже военных летчиков, моряков или партизан? В общем, организую у себя такую подборку Катиных очерков. Лежит тут
http://terastudio.com/my-ne-dopuskali-dazhe-mysli-chto-mozhno-brosit-vse-kak-est/


«Мы не допускали даже мысли, что можно бросить все как есть...»

Валерий Александрович Тихоненко приехал в Сосновый Бор из Иркутска в 1967 году. Молодой специалист с опытом работы в проектном институте и двумя высшими образованиями, окончивший иркутские горно-металлургический и политехнический вузы, устроился работать в Строительно-монтажное управление №5. Что такое радиация, он узнал задолго до Чернобыля, бывая на разработках полезных ископаемых и работая на реконструкции одного из советских заводов. Приказ ехать на ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС поступил в сентябре, и Валерий Тихоненко, работавший начальником ПТО, долго не раздумывал.

- Я, конечно, не представлял, что там такие мощности облучения. Собираясь в командировку на восемь недель (с 15 сентября по 4 ноября), взял с собой восемь комплектов белья и спецодежду, которые запаял в полиэтиленовые мешки. Ещё один мешок взял под небольшой аварийный чемоданчик, с которым ехал, чтобы его можно было потом тоже надежно упаковать от радиоактивной пыли, витавшей в воздух. Когда мы туда ехали, нам никто ведь не говорил, будет ли выдача белья, спецодежды… - вспоминает Валерий Александрович.
- Прилетел, доложил руководству о своем прибытии, а в ночь уже принял руководство четвертой сменой. Задание району давалось на сутки, и каждая смена передавала последующей, что успела или не успела сделать. Так узнавали, и какие стройматериалы нужны на следующие сутки, и в каком объеме, и куда их необходимо доставить.

Collapse )
главная

Карел Яромир ЭРБЕН. ВЕРБА

Закончила сегодня эту балладу - хотя, возможно, правки будут. Но пока так. Запала я на него. :) В сборнике есть перевод Асеева, но, как и в предыдущих случаях, вызвал он у меня ряд сомнений, поэтому решилась на свой вариант.


Карел Яромир ЭРБЕН
1811-1870

ВЕРБА
Раз за завтраком отменным
муж спросил о сокровенном.

«Светик мой, цветочек алый,
ничего ты не скрывала

ничего ты не скрывала,
одного не доверяла.

Третий год пошёл со свадьбы –
беспокоюсь я. Узнать бы,

светик ясный, цветик чудный,
что ж ты спишь так беспробудно?

Ввечеру – бодра и в силе,
ночью – что мертвец в могиле.

Как ни напрягаю ухо –
но ни слуху нет, ни духу.

Мне сдаётся, право слово -
плоть твоя истлеть готова.
.
Пусть сынок кричит до свету –
спишь ты, как его и нету.

Цветик чудный, свет мой белый –
может, немочь одолела?

Если хворость тело гложет –
мудрый нам совет поможет.

Много есть травы целебной -
сыщем, что тебе потребно.

Пользы нет – но нет в том горя,
есть заклятия от хвори.

Слово - волны будоражит,
в гавань лодкам путь укажет,

Воли не даёт пожару,
рушит скалы, гасит свары,

Звёзды рвёт с небес… Родная,
и тебя спасёт, я знаю!»

«Друг мой добрый, муж мой страстный,
нет, заклятье тут не властно.

Там, где есть предназначенье,
нету средства для леченья.

Там, где властен рок суровый –
не спасёт людское слово.

Ночью я мертва. Так что же?
надо мной – десница Божья.

Милосердный и всесильный,
он хранит мой сон могильный.

Ночь – и вот душа взлетела,
поутру - вернулась в тело.

Рассвело – я встала снова,
слава Господу, здорова!
___

Зря поведала об этом.
озадачен муж секретом.

…Села бабка к печке близко,
воду льёт из миски в миску.

Вот двенадцать мисок рядом.
«Говори скорей - что надо?».

«Мать, ты знаешь звёзды в небе
и кому какой дан жребий,

где родятся все недуги,
где бредёт душа подруги.

Откровенная будь со мною –
расскажи мне, что с женою?

Ввечеру – бодра и в силе,
ночью – что мертвец в могиле.

Как ни напрягаю ухо –
но ни слуха нет, ни духа.

И сдаётся, право слово -
плоть её истлеть готова».

«Не мертва, хоть дух покинул,
но живёт лишь вполовину.

Днём она с тобой в светлице,
ночью – к дереву стремится.

Над рекою заповедной
верба есть, и так приметна -

Ветки жёлты, ствол же – белый.
дух туда летит из тела».

____
«Мне к чему такая милость,
к вербе чтоб жена стремилась;

проживём мы с ней и сами.
вербу – выдеру с корнями!»

Взял топор. Конец злым чарам!
вербу снёс одним ударом,

та упала на стремнину,
стоном разбудив долину,

листья вздрогнули печально
вздохом матери прощальным

в смертный час – средь всех, кто рядом,
мать ребенка ищет взглядом.
___
«Входят все в мои ворота -
что стряслось? Иль умер кто-то?

«Светик твой, цветочек алый –
будто под серпом, упала,

всё в порядке вроде было -
точно топором срубило.

Вздох слетел - средь тех, кто рядом,
всё дитя искала взглядом».

«Горе мне - башка дурная!
Я ж сгубил, про то не зная!

Деточка моя, кровинка!
Сирота ты, сиротинка!

Верба над рекой заветной,
бед ты сделала несметно…

В щепки - жизнь, на сердце – рана,
Что ж с тобой я делать стану?»

«Вынешь из реки, коль любишь,
ветки жёлтые отрубишь,

веточки прочны и гибки –
будут в самый раз для зыбки.

Будет зыбка, словно лодка,
пусть утешится сиротка!

Не уснув ни на минутку,
станет мать качать малютку.

Прут воткни ты над рекою,
чтобы рос себе в покое.

Сладит из него мальчонка
дудку, чтобы пела звонко.

Заиграет он – и снова
матушки услышит слово…"


Collapse )