merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Петр БЕЗРУЧ (1867-1958)ЛИШЬ ОДНАЖДЫ...


Не помню – где, когда
и от кого я слышал ту легенду.
На севере далеком
есть грустный край, горами окруженный,
край темный и тоскливый,
и никогда над ним не всходит солнце.
Народ живет там грустный,
среди снегов бескрайних, в дымных юртах,
у очага – мужчины,
любое слово золота дороже,
за спинами их – жены,
а к шкурам жмутся грустные детишки.

Не знаю, как случилось.
Земля, быть может, путь свой изменила -
однажды встало солнце,
и весь народ, испуганный зарею,
в своих закрылся юртах,
и завалил все выходы камнями.
Уставив очи долу,
неведомому богу все молились.
чтоб сохранил им жизни.
Потом снаружи
снега внезапно растопило солнце,
и под его устами
цветок расцвел на девственной земле.
Бог солнца все увидел –
безмолвье и униженные посьбы,
ушел оттуда
чтоб никогда в тот край не возвратиться.

Когда их страх прошел
они из юрт своих наружу вышли,
и землю увидали,
вдохнули аромат фиалки нежной…
О, этот добрый Бог
взглянул на них – и ими был обижен
и поняли всем сердцем,
что никогда тот день не возвратится.
И грусть, что глубже жизни,
мужчинам мрачным головы склонила
и женам их печальным.
И сделались они грустнее вдвое,
узнали, что однажды
прошел свет жизни рядом с их страною –
ушел, оотвергнут ими,
и никогда уже не возвратится!

Один лишь раз любовь стояла рядом.
Тряхнув косою черной,
она сказала голосом нежнейшим:
“Какой Вы добрый…
любая с Вами стала бы счастливой…”
Взгляд ее робкий
сказал мне даже больше слов чудесных,
что говорила нежно,
как в Тешине лишь говорить умеют.
Свет слов чудесный!
…Давно испил я
из чаши бытия напиток горький,
и вырвал чистый лист из книги жизни.
Ответил ей сурово,
как в горе говорят простые люди
в глухом краю Остравском.
-Красавица, тот счастлив бесконечно,
кто будет Вашим мужем…
На ствол сухой нельзя приклеить розы.
Она ушла, хотя ее любил я.
Погас мой пыл, и мрак окутал душу.
И грусти больше нет конца и края,
коль вспомнится порою –
любовь прошла так нежно и так близко,
я двери дома запер перед нею,
она ушла – и больше не вернется.

JEN JEDENKRÁT

Už nevím, kdy a kde
jsem slyšel jednou vypravovat pověst.
Kdes na severu země
je smutné údolí, sevřené vrchy.
to teskné jest a temné,
neb žádný den tam nezasvitne slunce.
Tam teskný žije národ
u věčném Sněhu v začouzených jurtách,
kol ohně sedí muži,
jimž zlata dražší bývá každé slovo,
za nimi teskné ženy,
a vzad se tisknou v kožešiny děti.

Tu nevím, jak se stalo,
či snad se vymkla ze své dráhy Země,
v den jeden svitlo slunce :
a celý národ, poděšený září,
vrázprchl v černé jurty
a balvany zavalil každý východ
a tváří klesl k zemi,
k démonu neznáma posílal prosby,
by šetřil jejich žití.
A zatím venku
slunečná záře sžehla věčné sněhy
a půda nedotknutá
pode rty slunce dala fial květ-
Bůh slunečný když viděl
to mrtvé ticho a bázlivé prosby,
údolí přešel
a nikdy víc v tu nepohleděl stranu. -

A když strach přešel,
a ze stanů se odvážili lidé,
viděli vlahou zemi,
květ neznámý a vůni fial čili,
a zřeli, že se dobrý Bůh
na ně podíval, jimi uražený,
a poznali v své duši,
že nikdy den ten nevrátí se zpátky,
tu smutek hlubší žití
vraz schýlil hlavy zasmušilých mužů
a šíje teskných žen,
a v dvojnásobném dále žili smutku,
neb cítili, že jednou
jas žití šel kol jejich mračné země,
a jejich přešel vinou
a víc se nenavrátí!

Jen jedenkráte kolem mne šla láska.
Vlas černý padl k pasu,
a sladkým hlasem hovořila ke mně:
„Vy dobrého jste srdce,
a s vámi bude šťastna každá žena"
a krátký plachý pohled,
jenž více děl než její sladká slova,
jež řekla sladkým tónem,
jak mluví se v mé vlasti u Těšína;
šel s její řečí!
A já, jenž dávno vypil
až v hořké kvasnice života číši
a z knihy žití bílé vyrval listy,
jsem řekl drsným tónem,
tak jak mluví dav černých mužů hoře
tam pod Ostravskou plání:
Bez konce, slečno, s oným půjde štěstí,
jenž bude vaším mužem,
však na strom zvadlý nepřipínám růži.
Já jsem ji miloval, ona se mi vydala !
Vyhasl můj krb, v srdce lehly stíny,
a smutek bez konce mým táhne žitím,
když vzpomenu si časem,
že sladkým krokem kolem mne šla láska,
a já přirazil dveře svojí chaty,
a nikdy více se nevrátí zpátky!
Tags: Чешская поэзия, переводы
Subscribe

  • Антиреклама

    Сосновоборцы! Не покупайте шпроты в Дикси, который в "Робин Гуде". Купила две банки. Думала, что на Новый год, но сегодня решили одну открыть.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Астрономический календарь

    Всем хороша осенняя ночь. И темная, и звезды яркие, и богатое объектами небо октября. Вот только погода в этом году непредсказуема. И, опять же,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments