merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Category:

Исследователь ямбургских древностей

Статьи его читаю на одном дыхании. Газета была тем, что сейчас бы назвали районкой - во всяком случае, одна из тех, где он работал.


Исследователь ямбургских древностей
Имя Николая Ивановича Скроботова я впервые обнаружила лет пятнадцать назад, когда кингисеппские краеведы выложили в Интернет несколько номеров газеты «Гдовско-Ямбургский листок». Газета эта с полным основанием считается одним из первых российских изданий для сельских жителей вне зависимости от принадлежности к тому или иному сословию. Писали туда не только помещики, но и крестьяне, и так уж получилось, что выходила она в довольно сложное время, когда новые производственные отношения в русской деревне еще окончательно не сформировались.

Путь в чужую жизнь
Впрочем, под статьями, ставшими достижением просвещенного читателя, жвущего в начале третьего тысячелетия, стояла другая фамилия – Ругодивцев, а слово «Скроботов» было указано в примечаниях как настоящее имя того самого таинственного Ругодивцева.
Статьи были интересные, поэтому захотелось побольше узнать об авторе. Но в тот момент ничего больше найти не удалось, однако ж в Президентской библиотеке обнаружилась небольшая его книжечка о Нарве, можно было заказать электронную копию, которая открывалась в совершенно неизвестной мне программе. Я это и сделала, через пару недель получила заветную книжицу – и как будто снова оказалась в Нарве, только в те годы, когда она относилась к Ямбургскому уезду. До момента, когда она станет городом Эстонской Республики, оставалось еще три с гаком десятилетия, а до появления на карте Советского Союза Эстонской ССР – около полувека.
Но наше время – это эпоха концентрированной информации. Книги и документы постепенно цифруются и выкладывают. И в сети появилось несколько работ Скроботова, в том числе и крупных.
Дело в том, что исследование жизни человека, жившего много лет назад, дело не такое простое, как может показаться. Даже в случае, когда человек еще при жизни стал знаменитостью и каждый его шаг был на виду, подводных камней в биографии хватает – к примеру, пушкинисты постоянно находят что-нибудь новенькое. А если человек не был широко известен, то исследование его биографии может затянуться на долгие годы, потому что получение любой архивной справки требует времени, уже не говоря о тоннах книг, которые исследователь бывает вынужден буквально перелопатить, чтобы найти одну-единственную строчку. Так что двадцать лет – это даже мало, если учесть, что Скроботов-Ругодивцев был пусть и неплохим, но все же весьма обычным журналистом. Пока что не удалось установить даже точную дату его рождения. Есть только год – 1841. Так что в этом году – 180 лет со дня рождения, а вот когда именно – краеведы наверняка откопают.

Почему Ругодивцев?
Этот псевдоним, под которым Николай Александрович Скроботов печатал свои статьи, не всегда понятен даже тем, кто много путешествует между Гдовом и Кингисеппом. Про Кингисепп он, может быть, еще и вспомнит, что тот когда-то Ямбургом назывался, а вот почему именно так – вряд ли скажет, даже среди историков единого мнения нет. Одни считают, что город получил такое название, потому что стоял при постоялом дворе – яме. Однако ж более убедительна другая гипотеза – что это название образовалось от слова «ямь» или «емь» - то есть от названия финно-угорского племени, когда-то обитавшего в этих местах. Остались ведь и другие «родовые» названия – было финно-угорское племя сумь, а по тому же Кингисеппскому району, совсем недалеко от Соснового Бора, течет река Сума, например.
С Нарвой дело обстоит еще хуже, потому что старое название ее помнят только самые сумасшедшие краеведы. А название это было именно что Ругодив. Правда, так это поселение называли, кажется, только новгородцы – причем в четырнадцатом-пятнадцатом веках. В датских хрониках более раннего времени упоминается селение «Нарвия», а в более ранних новгородских летописях – просто селение на Нарове. Этимология названия «Ругодив» тоже окончательно не ясна, равно как и то, знали ли город под таким названием в других странах, ну хоть в том же Ганзейском союзе, с которым этот город активно торговал. Однако в последние годы все исторические тайны вылезают на свет божий, так что это тоже непременно прояснится.
Однако ж что можно сказать о человеке, взявшем себе такой псевдоним? Как минимум две вещи – что он коренной нарвитянин и что увлечен историей этих мест. Так и оказалось. Николай Александрович Скроботов родился в 1841 году в семье нарвского священника, уже будучи журналистом, объездил всю округу, искал местные древности, собирал легенды и предания… И оставил потомкам несколько загадок.

Жизнь разночинца
Вообще-то Николай Скроботов вовсе не был таким уж неизвестным деятелем. Он удостоился даже упоминания в словаре Брокгауза и Эфрон. Но о жизни его до переезда в Петербург известно пока что очень мало. Отца звали Александр Николаевич, и есть сведения, что и дед будущего журналиста тоже был священником.
Духовную карьеру поначалу выбрал для себя и Николай. Он поступил в духовную семинарию в Санкт-Петербурге, которую и окончил а 1863 году. Но журналистика интересовала его больше, поэтому и поступил он в Санкт-Петербургский университет, где начал изучать историю и словесность. А вскоре началась и его журналистская карьера. У него был хороший слое, стремление изучать любую тему до мелочей и внимание к деталям – качества, необходимые журналисту во все времена.
Первые статьи были опубликованы в журнале «Русский инвалид». Потом были и другие петербургские журналы – «Биржевые ведомости», «Петербургские ведомости», «Сын Отечества», «Молва» и еще десятка полтора других. В этом перечне особое место занимает «Гдовско-Ямбургский листок».

Для всех селян
В 1872 году князь Владимир Оболенский основал в Петербурге свою типографию и решил издавать собственную газету, в которой публиковались бы сельские новости, советы по выращиванию различных культур, рассказы о сельской жизни – словом, все то, что интересует деревенского жителя, вне зависимости от того, к какому сословию он принадлежит.
Прошло чуть больше десяти лет с момента отмены крепостного права. В России вводились новые методы хозяйствования, они были не всем понятны, как и новые отношения. Кроме того, в России никуда не делся ее традиционный порок – всеобщее пьянство, противостоять которому могли только образование и культура. Общества трезвости устраивали школы и избы-читальни. А Оболенский решил издавать газету, доступную любому умеренно-грамотному человеку. Газета выходила раз в неделю.
Скроботов писал туда статьи на разные темы, чаще всего же – о ярмарках. Эта тема была особенно интересна. Из его большой обзорной статьи «Ярмарки в уездах Гдовском и Ямбургском» можно узнать и о местах ярмарок, и об их периодичности, и о товарообороте – и там упоминаются некоторые места, где сейчас экономика, прямо скажем, скромная, а то и отсутствует вообще. Ну понятно, что крупным торговым центром была Нарва, немало ярмарок проходил в Ямбурге, но были они и в Котлах, и даже в неприметной ныне деревне Удосолово, бывшем имении баронов Блоков…
Скоботов был фактическим выпускающим редактором этой газеты, как впоследствии и некоторых других. «Гдовско-Ямбургский листок» просуществовал недолго, потом его реорганизовали в газету «Молва». Распространялось это издание в разных губерниях, но свое значение как «районная газета» потеряла.
А Скроботов… Скроботов стал работать в «Петербургском листке», сначала был секретарем, потом, с 1884 года – редактором. И проработал в этой должности аж до 4 апреля 1917 года. После революции уехал в Батуми, где и умер в 1920 году.

Создатель источников
Современные историки чаще всего пользуются «Памятной книжкой окончивших курс в Санкт-Петербургской духовной академии». Если бы в каждом выпуске каждого учебного заведения был хотя бы один человек, который озадачился бы подобной темой, это значительно бы облегчило жизнь биографам многих известных и не очень известных людей. Много внимания уделял Скроботов истории церкви – в частности, его очень интересовала жизнь священника Александра Гумилевского, основателя церковных братств на Руси. Рассказал он и о христианах=мучениках в современной ему Турции.
Но наибольший интерес представляют краеведческие исследования Скроботова – краткий очерк истории Нарвы. А в статье «Гдовско-Ямбургская окраина и ее города» он рассказывает не только об огромной территории, но и о преданиях, ходивших в народе в его время.
И если с территорией все более или менее понятно – Ямбургский уезд того времени занимал территорию нынешних Кингисеппского, Волосовского, Сланцевского районов Ленинградской области, Плюсского и Гдовского - Псковской, а также кусочек Эстонии, - то с преданиями далеко не все так просто. Следы таинственного рыцаря Бирянгаупта скрылись в глубине веков – найдет ли их кто-нибудь когда-нибудь? Возможно. Ведь все, что когда-то утонуло в Лете, когда-нибудь окажется в рыбацких сетях.
Ирина ПОЛЯКОВА
Tags: Кингисеппский район, краеведение, статьи
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments