merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Меж Наровой и Свирью

Про презентацию книги в Ораниенбауме. Тоже вчера вышла.



Меж Наровой и Свирью
Эта книга появилась благодаря гранту, который выделило правительство ленинградской области. Впрочем, материалы для копились на протяжении последних лет двадцати, если не больше. Они публиковались в различных газетах и журналах Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в основном в газете «Невское время», которая, к сожалению, тоже уже стала историей.



Но в один прекрасный день появилось объявление о конкурсе на грант, за счет которого предполагалось издать книгу о достопримечательностях Ленинградской области. И руководители издательства «Лимбус» решили – а почему бы и не попробовать, тем более что сами материалы, которые много лет готовил петербургский поэт, историк и журналист Анджей Иконников-Галицкий, уже отчасти были. Сказано – сделано, и вот книга вышла, а в Библиотеке семейного чтения Ломоносова состоялась ее презентация.

Как рассказал Анджей Анджеевич, историей Ленинградской области он начал интересоваться еще в детстве, значительная часть которого прошла в Ломоносовском районе – их семья снимала дачу то в Бронне, то в Большой Ижоре, то в Кандикюле. Потом он работал в школе и часто водил детей в походы по разным интересным, а порой и труднодоступным местам. В некоторые прекрасные уголки Лодейнопольского и Подпорожского районов и сейчас добраться непросто, а в 70-80-е – как пелось в популярной бардовской песне, «туда, мой друг, пешком, и только с рюкзаком, и лишь в сопровождении отваги».

Отвага, равно как и удача, нужны были регулярно – Анджей Анджеевич вспомнил поход по Свири, когда с приключениями переходили болота и переправлялись через реку. Но знания без трудностей не даются, и с того времени остались и впечатления, и воспоминания, и путевые заметки. Потом были поездки с археологическими экспедициями и многое другое.

Ленинградская область – место уникальное во всех смыслах. Здесь удивительные геологические условия – граница между известняками и скальными породами. В большинстве своем люди воспринимают это как данность и возможность добывать строительные материалы – в одном районе это граниты, в другом – известняки, а то, что это – результат сложных многовековых процессов и что там, где лежат известняки, когда-то было море с его многочисленными и очень интересными обитателями, узнается не сразу.

В более поздние времена этот регион – скрещение торговых путей и взаимодействие культур. Именно здесь Западная Европа встречалась с Восточной, а Север – с Югом. Здесь жили люди, говорившие на разных языках – славянских, угоро-финских, северо-германских. И все это нашло свое отражение в материальной культуре – в прошлом веке археологи здесь основательно поработали, но и следующим поколениям исследователей работы хватит.

Еще в середине прошлого века наряду с русской речью во многих районах звучала финская, а также языки других финно-угорских народов – ижор, води, вепсов – несмотря на то, что этих национальностей в советское время как бы не существовало. Восстановление национальных культур началось в 90-е, и наиболее успешно оно происходит у вепсов, которых все же осталось достаточно много. Но сложности с сохранением языка есть и у них – людей, для которых этот язык был бы первым, остается все меньше, в основном вепсы одинаково хорошо владеют двумя языками с детства, либо же первым языком для них становится русский.

А вот представления о красоте сохранить удается. И это, например, великолепное деревянное зодчество – в первую очередь замечательные старинные церкви, но и деревенские дома тоже. Их за время своих путешествий Иконников-Галицкий повидал немало, а в книге он старался писать лишь о местах, где побывал сам.

Достаточно сложно было придумать название. Вроде бы территориально совпадает Ленинградская область с Санкт-Петербургской губернией, но не совсем. Тут и кусочки Олонецкой губернии, и Псковской. Водская пятина? Ингерманландия? Тоже не совсем. Но это именно что территория, лежащая между двумя крупными и очень интересными реками, Наровой и Свирью.

Многие места за последние полвека изменились до неузнаваемости. С крепостями более или менее удалось разобраться – удалось предотвратить дальнейшее разрушение Старой Ладоги, Ивангорода, Корелы. Есть надежда, что получится спасти Копорскую крепость. Изменились к лучшему монастыри – до 90-х в них располагались главным образом тюрьмы или склады или психиатрические больницы, ну и содержались здания соответствующим образом. Сейчас их постепенно восстанавливают, равно как и старинные церкви. И в некоторых труднодоступных местах именно культовые здания становятся центрами общественной и культурной жизни. Может, это не всегда хорошо, но это факт.

Гораздо хуже обстоит дело с усадьбами. До революции на территории нынешней области их было около трех тысяч. Принадлежали они не только помещикам, но и промышленникам и купцам, зачастую даже не дворянского происхождения. Но война дворцам была объявлена еще сто лет назад, но в советское время их все же как-то использовали, а соответственно, худо-бедно содержали. Катастрофа наступила в 90-е. Усадьбы продолжают погибать. Хотя есть в нашем регионе и положительные примеры, когда старинное поместья удается не только спасти, но и дать им перспективы.

В конце встречи Анджей Анджеевич ответил на вопросы и рассказал еще о нескольких своих книгах.

Ирина ПОЛЯКОВА
Tags: Ораниенбаум, книги, книги по краеведению, краеведение
Subscribe

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • Вот так

    Ну и что, фе1сбука, стало быть, лежит. Контактик цел. ЖЖешечка тоже в норме. Даже Одноклассники работают. :)))) Может, пора вернуться к истокам?…

  • Станция звука

    Росатомовский проект, в котором Андрюха участвует - ну вот тут его выступление и другого музыканта.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment