merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Город без парусов

Очередная моя статья про яхт-клуб. И очень бы хотела обратиться с открытым письмом к губернатору нашему Дрозденко А.Ю., только, боюсь, толку не будет. Они только ограничения по письмам сумасшедших ипохондричек вводить могут, а вот такое - вряд ли. Но все же обратилась бы. Уважаемый Александр Юрьевич, вот во всех муниципалитетах строят спортивные объекты, уже все из пальца сосут, что им надо - так нельзя ли нам яхт-клуб в человеческом виде, чтобы люди могли спокойно заниматься яхтами и детишек морскому делу учить?



Город без парусов

То, чего так долго опасались сосновоборские яхтсмены и те, кому небезразличен парусный спорт, свершилось... После трагического случая с ребенком на причале пирс закрыли - и одновременно же закрыли яхт-клуб. Произошло это некоторое время назад, но пока что определенного ответа на вопрос, что же будет с яхт-клубом далее, не получил никто. Как пояснили в администрации города, яхт-клуб является учреждением, подведомственным отделу по физической культуре и спорту, но о судьбе его говорить сложно, пока не решен вопрос с собственниками территорий – пирса и собственно клуба.

Полтора месяца назад сосновоборские яхтсмены уже обращались с открытым письмом к властям города и региона, но пока что видимого эффекта нет. Спортивный сезон и так короток, а из-за всех пертурбаций нынешним летом он вообще, считай, пропал, и непонятно, чего ждать. Пока у пирса стоят две яхты, но скоро зима, их надо будет где-то хранить и обслуживать.

Газета «ТеРа-пресс» несколько раз писала о судьбе парусного спорта в Сосновом Бору. История вопроса достаточно хорошо известна нашим читателям. Напомню вкратце. В 80-е годы в Сосновом Бору, на территории Ленинградской атомной электростанции, существовал яхт-клуб крейсерских яхт. В самом городе, на базе Северного управления строительства, была детская секция виндсерфинга. Крейсерские яхты, базировавшиеся на территории ЛАЭС, принадлежали различным предприятиям. В частности, самой станции принадлежали яхты класса Л-6 «Ингрия», Конрад-25 РТ «Шанс» (Ласта), Т-2 «Блюз» (Новик). Яхта ВНИПИЭТа называлась «Фрам». Сотрудники Государственного оптического института ходили на яхте типа ЛЭС-35 «Сескар». У спортсменов СУС была яхта «Азард», а «Ника» и «Лада» принадлежали МСУ-90. Деятельность лаэсовского клуба активно поддерживало руководство станции, в частности, его курировал М.П. Карраск.

Сосновоборские яхты неоднократно становились призерами кубка Балтики. Именно они поддерживали славные морские традиции наших мест. Путешествия по островам, торжественно-траурные мероприятия в памятные для России дни, занятия с детьми — все это было и занимало большое место в спортивной и культурной жизни города.

В 90-е годы наступила «эпоха великих перемен», и предприятия стали сбрасывать с себя все социальные объекты. Потом-то выяснилось, что это было ошибкой, но спохватились годы спустя. Общая участь постигла и яхт-клуб. Для начала его вывели с производственной территории атомной станции Вроде бы это был оправданный шаг — именно по инициативе руководства станции реконструировали старый пирс рыболовецкого колхоза. Станция же взяла на баланс территорию, здание и имущество секции виндсерфинга. К сожалению, работа секции сильно изменилась после того. как уволился тренер. А ведь это была школа олимпийского резерва, о чем неоднократно тогда писали местные газеты. Детей продолжали учить, но уже на общественных началах.

Яхт-клуб расположился в устье Коваша. Швертботы и суда с осадкой до 0,7 м свободно проходили в реку, крейсерские яхты располагались у пирса рядом. Клуб являет собой металлическое утепленное здание в два этажа, там есть два цеха для закатки яхт, кладовые и все бытовые и санитарные удобства — водоснабжение, электричество, отопление.
Однако передача непрофильных активов продолжалась. В 2007-2009 году яхтсмены были вынуждены выкупить яхты — иначе их, скорее всего, списали бы и уничтожили. Сейчас в несуществующем уже клубе - Л-6 «Ингрия», четвертьтонники «Азард», «Шанс», швертботы Т-2 «Блюз», «Ника», «Лада», швертбот Т-3 «Инок». Детской секции больше нет. Осталось разукомплектованное оборудование.

А пирс неожиданно понадобился для строительства новых мощностей Ленинградской атомной станции — нужно было привезти многотонное и многометровое оборудование, которое иным путем, кроме водного, было не доставить. Поэтому его основательно переделали, акваторию углубили, и сейчас глубина у причальных стенок составляет 3-3,5 метра, а со стороны слипа — около 5.

Ситуация странная. Яхт-клуб оказался не нужен станции - она избавляется от непрофильных активов, и это ее право. Но почему же город теряет такое перспективное направление — совершенно непонятно.
Приключения земельного участка вместе с тем, что там находится, - отдельная эпопея, достойная приключенческого романа. Его дважды пытались продать, потом перевели из одной зоны в другую — он оказался землей производственного назначения, со всеми вытекающими из этого возможностями использования. Потом он стал участком, предназначенным для АСКРО, то есть автоматической системы контроля радиационной обстановки. С этого момента яхты там находились на птичьих правах, и выдворение яхтсменов было предопределено. Отключили воду, электричество... Теперь яхты вынуждены были покинуть клуб — две стоят в Коваше, две у пирса.
Перейдем к положению на самом пирсе. Он перекрыт — после несчастного случая администрация Ленинградской атомной станции вынуждена была это сделать. Беда в том, что поначалу попасть к месту швартовки не могли не только яхтсмены — проблемы возникли, например, у экипажа спасательного судна, спасатели вынуждены были выходить на берег такими путями, что и назвать-то неприлично. Разумеется, ни о каких регатах и днях Нептуна на пирсе речи уже не идет — если они вообще теперь когда-нибудь будут.

Но дело даже не в этом. Непонятна судьба территории яхт-клуба — ни одна попытка получить хоть какое-то разъяснение успехом не увенчалась. А отсутствие обоснованных ответов от компетентных людей ведет к слухам. Разумеется, в этой истории тоже без них не обошлось. Среди них есть, например, такие, что территорию заберет некая коммерческая фирма, и наиболее осведомленные хранители городских легенд даже имена называют и указывают, что на яхт-клуб претендуют те же самые люди, которые хотели снести лодочный кооператив, расположенный неподалеку. И что будет там очередная база отдыха — дело, конечно, хорошее, но не за счет морских традиций. И много чего еще в городе говорят. Слухам верить, конечно, не стоит, ну так и других данных нет.

Пока что единственный конкретный ответ поступил от первого заместителя главы администрации С.Г. Лютикова на «часе администрации», когда депутаты знакомились с состоянием спортивных объектов в городе - сначала городские власти должны решить все вопросы с собственниками прибрежных территорий, а потом можно будет говорить о развитии прибрежной полосы, в том числе и о пирсе с яхт-клубом. Это вселяет надежды, тем более что администрация действительно этим вопросом занимается. Вопрос в другом — делать-то что? Тем же яхтсменам и прямо сейчас? Уходить в гавань Ораниенбаума или есть другие идеи? В Ораниенбауме и так с парусным спортом все в порядке — и гонки проводятся, и клубы работают, и даже морской фестиваль провели. Сосновый Бор-то чем хуже? А получается, что хуже.

Любые традиции быстро забываются, если их не поддерживать. Пока что морской спорт поддерживают лишь энтузиасты, городу вроде как до этого и дела нет. Между прочим, морское воспитание ведет к тому, что люди начинают относиться к морю с уважением, а это, в свою очередь, закаляет характеры (и уменьшает количество несчастных случаев на воде).
О развитии парусного спорта в регионе в последнее время говорится очень много. В частности, есть проекты сделать удобный маршрут по Финскому заливу для зарубежных яхтсменов — с инфраструктурой в прибрежных городах и на островах, таможенными пунктами и всем, что полагается в таких случаях. Неужели Сосновый Бор с его роскошным пирсом и гаванью, которая идеально подходит для детского спорта, останется в стороне от этого счастья? И, кстати, региональные власти постоянно предлагают свою поддержку для создания спортивных объектов. Залов и площадок у нас не так уж и мало. Но почему бы не обустроить яхт-клуб? Ведь паруса над заливом — это, кроме всего прочего, еще и очень красиво.
47
Ирина ПОЛЯКОВА

Tags: Сосновый Бор, краеведение, море, статьи. ссылки
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment