merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Category:

Мир начинается во дворе

А я снова приглашаю вас в Сосновый Бор образца середины 60-х. Может быть, вы в эти игры тоже играли? Да наверняка играли. Или у вас во дворах были какие-то еще, про которые я забыла, потому что они были для меня не важны и вообще у нас в городе не в моде? Интересный момент. Мы, например, в резиночку не играли, а девочки на пару лет младше - очень даже.


двор
Мир начинается во дворе

У каждой эпохи – своя архитектура. Вот, к примеру, что для современного городского ребенка означает слово «двор»? Если повезет, то это общественная территория, окруженная со всех сторон домами. В этом дворе может быть детская площадка – а может и не быть. Наиболее отчаянные жильцы высаживают где-нибудь под окнами цветы – в надежде, что их не уничтожат косари и не раскатают автомобили соседей, которым надо куда-то ставить машину.

Из сознания практически исчезло понятие двора как некой социально-культурной общности.
Нет, сверху предпринимаются попытки создать всевозможные ТСЖ и советы домов, но удается это плохо. Я думаю, потому, что чувство общности не сформировалось в детстве...
Что ж, давайте снова отправимся в путешествие — на этот раз в сосновоборские дворы. В те дворы, где полвека назад и общие столы еще накрывали, и дети лет с трех гуляли без родителей, а вокруг любой мамы с коляской немедленно собиралась толпа девчонок от трех до шестнадцати лет – полюбоваться «лялей», а если повезет, то покатать или даже подержать на руках.
Тогдашняя детвора вообще не знала, что такое свободное время – стоило выйти во двор, как находилось десять тысяч занятий (как вполне безобидных, так и не очень).

Мел и коробочка из-под гуталина
Летние развлечения в Сосновом Бору начинались, едва успевал растаять снег. Зимой ребятня, конечно, тоже играла, но это был совсем другой мир, где обитали лыжи, коньки и снеговики. А весной в кармане у девочки появлялся кусок мела, у мальчика, даже если он «ботаник» – чаще всего перочинный нож, потому что были «женская» и «мужская» магия. Откуда все знали, что надо взять с собой на улицу – есть страшная тайна. Наверное, существовала какая-то эмпатия – вот сегодня все выносят мячик-разыграй, а завтра – скакалку. Никто ни с кем не договаривался, просто все знали, что надо сделать именно так.
Девичье лето начиналось с классиков. В первые годы существования Соснового Бора их довольно часто рисовали палкой на земле, потому что асфальт был не везде. Но возле «старой» школы он был, и на Ленинской был, и позже – на Комсомольской и Космонавтов. И там уже можно было рисовать мелом.
Правда, мел купить получалось не всегда, поэтому чаще всего тайно прикарманивали в школе. Там его выдавали на каждый класс в неограниченном количестве. Впрочем, мел легко заменялся куском известняка со стройки или даже куском кирпича. Кирпич был хуже, он не такой мягкий, линии получаются тонкие и не очень хорошо заметные, но, как говорится, на безрыбье…

Сколько вариантов классиков тогда существовало – и не перечесть. Самые популярные – классические и «московские». Классики - это клеточки, по-разному расположенные. Правила зачастую придумывали сами. Для этой игры нужна была битка - набивали песком металлическую баночку из-под вазелина или гуталина, но можно было взять и просто камешек. А дальше… Кидаешь камешек в первую клеточку, прыгаешь по всем клеткам на одной ножке (можно было договориться и прыгать, например, на двух, или даже просто перешагивать линии с завязанными глазами). Удалось – кидаешь во вторую клеточку и повторяешь задание. Наступила на черточку или закинула битку не туда – ход переходит к сопернице. Игра в классики могла продолжаться целый день, потому что всегда находилась выдумщица, предлагавшая все новые и новые варианты. Играли в классики девчонки лет с пяти, требовалось только одно – уметь прыгать и относительно метко бросать битку.

Если в кармане нож…
Нож и полвека назад считался вещью сомнительной. Носить его просто так мог позволить себе лишь отъявленный хулиган. Но, к примеру, без ножа было не обойтись, если ты хотел вырезать себе дудку, ручку или тросточку – обычное детское развлечение тех лет. Если же собиралась компания и никто не собирался заниматься резьбой по дереву, можно было поиграть в ножички. Для этого требовался всего лишь кусок земли, не поросший травой. На нем рисовали круг. Делили его на равные части по количеству участников. Удобнее всего было играть вдвоем или втроем. Кому бросать первому, определяли жребием (как, впрочем, и очередность в любой другой игре). Каждый становился на свою часть, первый участник бросал нож, стараясь, чтобы он воткнулся в участок соперника (но никак не ему в ногу, например). Если это удавалось, через полученную отметку от центра проводили линию – бросавший получал себе еще кусочек земли и получал право на следующий ход. Если нож падал или втыкался в линию, ход переходил к сопернику. Играли до тех пор, пока у всех участников еще оставалась возможность устоять на свое земле. Играть могли и мальчики, и девочки, но чисто девичья компания обычно такими вещами не баловалась – хватало других занятий.

Короткая и длинная
Занять ребятню на долгий летний день могла и скакалка. В Сосновом Бору летом мальчишки и девчонки обитали на улице чуть ли не до полуночи, и взрослым было очень важно, чтобы они по возможности вечером были под окнами. Впрочем, это было несложно – детей в любом дворе было много, а соответственно, у каждого был выбор, к какой компании присоединиться и во что играть. Не хочешь в ножички или классики? Вот тебе мяч или скакалка.
Особенно много возможностей давала скакалка.
Их продавали во всех промтоварных магазинах – на Временном поселке, в Устье, потом в «Сосновом Бору», в «Таллине», «Спорттоварах»… Веревочные, а лучше – из чего-то типа резины. Обилие игр со скакалкой просто поражает воображение. Самый простой вариант – прыгать по одному разными стилями: на одной ноге, на двух, попеременно, назад, скрестив ноги… Обычно задавалось условие - вид прыжков. Скакали по очереди, до первой ошибки. Могли разбиться на пары и скакать по двое, причем вторая должна была впрыгнуть, когда первая участница еще не остановилась.
Если удавалось найти большую тяжелую веревку – было совсем хорошо. Как правило, это был кусок провода, обнаруженный где-нибудь на строительной свалке – строительный мусор в поселке, где дома росли, как грибы после дождя, убирать не успевали, и дети находили там массу полезных вещей.
Правила просты – двое крутят, один прыгает условленным стилем. Запнулся – становишься крутить. Можно было прыгать и по двое, и по трое, а если уж перепадал совсем длинный и тяжелый канат – то и вчетвером. В такую игру можно было играть и всего лишь вдвоем – одна крутит, другая прыгает, а второй конец скакалки привязан, например, к дверной ручке или к столбику у подъезда. Неудобно, конечно, но ничего не поделаешь.
В некоторых дворах скакалки были непопулярны. Им предпочитали игру «в резиночку», когда обычная бельевая резинка связывалась в кольцо, а участницы должны были по очередь из этого натянутого кольца выпрыгивать — и тут способ тоже оговаривался заранее.


Лапта на Сибирской

Сколько существует игр с мячом? Наверное, несколько сотен, и у каждого народа – своя. Да что там – у народа! В каждом дворе может быть своя игра. И в каждую эпоху. В 60-70-е годы в сосновоборских дворах очень любили игру в «вышибалу». Играть в нее можно было на любом поле, ведь в большинстве вариантов даже не требуется, чтобы мяч отскакивал. Выбирали двоих водящих – из тех, кому в жеребьевке не повезло. Очерчивают две линии – за ними стоят водящие, а внутри – те, кого они должны выбить. Водящие по очереди бросают мяч, стараясь попасть в кого-нибудь из игроков, а тот, в свою очередь, пытается увернуться. Если попали – выходишь отдыхать или становишься водящим. Побеждает тот, кого выбьют последним, он и проводит жеребьевку для следующей игры. Были уникумы, в которых никогда попасть не удавалось!
В начале 70-х самой популярной игрой во дворах вдруг стала лапта. Видимо, кто-то привез со своей «малой родины» - народ-то был отовсюду. Особенно ее полюбили на Сибирской. Каждый вечер играли Сибирская, 6 против Сибирской, 8 – других домов на этой только что построенной улице тогда не было, как не было еще ни Андерсенграда, ни детского сада, а на горе стоял палаточный городок строителей, приехавших из Сибири. Потому и улица получила такое название.
Сейчас даже странно себе представить, где там можно играть. А вот можно было! У крайнего подъезда Сибирской, 6 – который ближе всего к Сибирской, 8 газоны еще сделать не успели, так что была просто площадка.

Потом-то к игре стали присоединяться ребята, поселившиеся в 10 и даже 12-ом домах – улица строилась очень быстро. И тогда уже делились по жребию. Два капитана, а остальные – подбирали себе пару, примерно равную по силе, так: загадывали два слова, подходили к капитанам и спрашивали – «матки, матки, чьи отгадки? Гагарин или Титов?». «Гагарин», - отвечал тот, чья очередь отгадывать, и тот, чье это было слово, шел к нему в команду, хотя это мог быть вовсе не космонавт, а какая-нибудь мелкая девчонка.

В качестве бит использовались обычные палки, благо недостатка в них не было. Команда, которая отбивала мяч, выбиралась по жребию. Участники другой команды распределялись по полю. Подающий бросал мяч, участник с палкой должен был отбить его как можно дальше и бежать, бежать, бежать… Аж до того места, где сейчас лестница в Андерсенград. Те, кто в поле, старались мяч поймать и попасть в бегущего противника. Когда выбивали всех, команды менялись местами. Играли все, и мальчишки, и девчонки, лет с шести и до бесконечности.
Были ли у сосновоборской детворы, которая сейчас уже относится к старшему поколению, тихие развлечения? Были. Но «тихий» - не всегда синоним слова «безопасный», и об этом мы поговорим в следующий раз.

Ирина ПОЛЯКОВА
Tags: Сосновый Бор, история, краеведение
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment