merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Спиной к морю

Моя статейка про пирс. Кое-что было в открытом письме сосновоборских яхтсменов, которое я уже публиковала.
пирс
пирс

Спиной к морю

Сосновый Бор никак не хочет чувствовать себя морским городом. И это не смотря на то, что у нас – великолепное побережье с пляжами, которым может позавидовать житель любого курортного города! И несмотря на то, что с древнейших времен жители наших краев промышляли рыболовством, каботажным судоходством и вообще брали от моря все, что только оно может дать. И несмотря на то, что в черте города – аж целых полтора пирса. Почему полтора? Потому что тот, который в Ручьях, в его нынешнем состоянии может сойти в лучшем случае за половину места, к которому когда-то рыболовецкие суда причаливали весьма активно. Но об этом втором – как-нибудь в другой раз, пока что это – всего лишь живописные развалины, не имеющие особой практической ценности. Поговорим о том, главном, который в Устье, рядом с бывшим рыбоколхозом, чудесным образом превратившимся в базу отдыха «Хеваа» и неожиданно для подобных объектов получившим новые жизненные перспективы.

Этот пирс повидал в жизни многое. Швартовались к нему и рыболовецкие суда, и почтовые, и яхты, да и особо тяжелое оборудование для строящейся атомной станции тоже приходило именно сюда. Другими путями его в город и не доставить. И последняя реконструкция пирса была проведена именно в связи с доставкой уникального оборудования для строящейся станции.

Но в последние годы пирс вдруг стал опасен для жизни горожан – то машина под лед с него скатится, то купальщик обо что-нибудь ударится, а несколько дней назад в воду упала и утонула четырехлетняя девочка.

После чего объект было решено закрыть от горожан.
Да, но можно ли защитить всех и от всего? Если строить только одноэтажные дома – кто-нибудь все равно упадет с крыши или поскользнется в сортире. Утыкай все заборами – найдутся те, кто напорется на острые колья или уронит на себя расшатавшуюся железную перекладину. Самое же первое, что следовало бы сделать в любом городе – запретить автомобили и вообще все, что ездит, потому что оно является источником повышенной опасности! Утонуть можно и в ванной, не говоря уже о колодце. Чем пирс хуже любого другого места? Может быть, горожане уже будут сами о себе заботиться? И о своих близких?
И самое главное – начнут использовать объекты по их прямому назначению.

Пирс – это место для отдыха? Не для всякого. Вообще-то это – рабочая зона, место для швартовки и, возможно, обслуживания кораблей, яхт, лодок. Под это используется лишь небольшая часть. Со всеми вытекающими.

Дело в том, что в местах, где с ранних лет человеку прививают уважение к морю и морскому труду, никому в голову не придет лезть, например, на чужой корабль, что-то оттуда брать, что-то отламывать. В Сосновом Бору это, к сожалению, рядовое явление. Яхтсмены, когда оставляют у пирса свои яхты, по очереди дежурят, потому что горожане не понимают, что влезть в каюту – это то же самое, что в чужую квартиру. Никакой разницы!

Рыболовы считают, что пирс – это место, чтобы ловить рыбу. И очень сильно возмущаются, когда в город приходит регата и рыбаков просят удалиться. Они считают это личным оскорблением, потому что привыкли считать территорию своей.

Посмотрим, что происходит у соседей. Большая гавань – в Ломоносове. Есть открытые участки (Сидоровский канал) и есть закрытая, куда вход по пропускам. Там пришвартованы самые разные корабли. И никому в голову не приходит ловить там рыбу, а в Сидоровском канале – пожалуйста. В той его части, что открыта для публики.

Про Кронштадт лучше вообще молчать. В основном тамошние пирсы закрыты для посещения. И горожанам, равно как и гостям, понятно, почему. Потому что это – рабочая зона, вот и все. И режим ничуть не мягче, чем на ЛАЭС. Ну разве что санпропускник работники проходят по собственному желанию. И люди усваивают с детства, что порт, портовые сооружения, пирсы и корабли – требуют режима.
В Сосновом Бору пока что отношение иное, и - несколько несерьезное.
А что надо делать, чтобы стало серьезно? Только одно. Пирс действительно должен быть рабочей зоной. Нет рыболовецких или военных судов? Пусть будут яхты, «метеорчики» или, допустим, прогулочные суда на острова. Тогда будет гораздо проще объяснить, почему здесь не место для прогулок с детьми. И корабль, который выполняет на море какую-то конкретную работу, неприкосновенен. Вход по билетам или по паспортам, а просто запрыгнуть с пирса – ни-ни. Это, конечно, потребует некоторой перестройки всей городской политики. И обустройства набережной – кстати, идеи уже есть, равно как и архитектурные предложения. Но это – дело не одного дня и даже, возможно, не одного года. И затраты, безусловно, будут. Но… Город, стоящий на берегу, должен повернуться к морю лицом. Иначе не бывает. И тогда проблемы безопасности решатся сами собой.
Ирина ПОЛЯКОВА
Tags: Сосновый Бор, ссылки, статьи
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments