merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Три дороги - одна судьба

Мой небольшой очерк про Илью Смирнова. Замечательный дядька, и художник хороший. И не понять, кто он изначально - художник или моряк. :))) Это из серии наших материалов про подводников. Второй по счету - первый был про яхтсмена Небылицына. Народ там удивительный. Серия материалов посвящена 75-летию Победы - решили рассказывать не только об истории, но и о современности, ибо есть о чем. Живет статейка тут
http://terastudio.com/tri-dorogi-odna-sudba/

_DSCN1129
Три дороги - одна судьба
Имя моряка Ильи Петровича Смирнова хорошо известна сосновоборцам ...по художественным выставкам, в которых он регулярно участвует. Вообще судьба его чем-то напоминает путь сказочного витязя – шел-шел богатырь и вдруг увидел на пути камень, указывающий три дороги. Правда, в отличие от сказочного героя, наш герой смог себе позволить выбрать не один путь, а два, да и третью тропинку тоже вовсе не забыл.

...Служить в подводном флоте, а тем более стать командиром атомной подводной лодки Илья Смирнов даже и не думал. Кто в те годы вообще что-то знал о подводном флоте, тем более современном? Уж точно не провинциальные мальчишки. А хотел Илья стать музыкантом – хорошо играл на баяне. Учился сам, мог на слух подобрать даже самую сложную мелодию. И всерьез подумывал о консерватории. Нынешнему юноше, обдумывающему житье, это может показаться странным – ну как так, без музыкальной школы и музучилища, сразу и в консерваторию? Однако в начале пятидесятых это было возможно, пропуском в творческий вуз, будь то академия художеств, консерватория или театральный институт, служил в первую очередь талант, так что шанс у Смирнова был, и неплохой. С баяном он и сейчас не расстается, хотя в консерваторию так и не попал, но совсем не потому, что не взяли. Просто некие силы, распоряжающиеся человеческими судьбами, решили по-другому.

Как и все нормальные парни, в один прекрасный момент Смирнов оказался в армии. В то время отправляли служить как можно дальше от дома. Смирнов попал в Подмосковье, в войска ПВО. Добирались до места службы почти неделю, но гармошка, которую Илья взял с собой, скучать не давала. Когда приехали, всех новобранцев построили перед входом в военный городок, чтобы вошли красиво и с песней. Под гармошку. Комполка это заметил, подошел к гармонисту, спросил, а умеет ли тот играть на баяне. И назначил Смирнова полковым баянистом.

Служили в то время три года, а у войск ПВО была своя особенность – все это время военнослужащие должны были находиться на месте, увольнительных им не полагалось. Зато в части была очень хорошая самодеятельность, в которой участвовали и солдаты, и офицеры, и члены их семей.
В Гатчинское Высшее военно-морское радиотехническое училище Смирнова уговорил поступать сослуживец. Поедем, мол, хоть прогуляемся, не поступим – так не поступим. Командование их отпустило.
В Гатчине Илья впервые услышал слово «Гидроакустика». Это слово его покорило. Что такое акустика, он знал. А про гидроакустику еще слышать не доводилось. Впрочем, в Гатчине новоиспеченные курсанты пробыли недолго. Когда они учились, гатчинское училище объединили с петергофским, так что заканчивал Смирнов уже знаменитую «Поповку» - Высшее военно-морское училище радиоэлектроники им. А.С. Попова. Это произошло в 1963 году. Назначение он получил на одну из строящихся

подводных лодок. Это был самый новый проект 671 – истребитель ракетных подводных лодок противника.
Строили новую лодку в Ленинграде, на Адмиралтейском заводе. Илья Петрович должен был наблюдать за процессом, а потом сопровождать ее к месту службы. Сколько времени продлится строительство, никто не знал, а даром терять время Смирнов не привык.

Он с детства любил рисовать, увлекался этим в школе, где был очень неплохой учитель, в Гатчине посещал изостудию. О карьере художника всерьез не думал, но - оказаться в Ленинграде, где множество самых разных художественных учебных заведений, и не попытать счастья? Это было бы глупо.
Илья Петрович узнал, что в Академии художеств есть рисовальные классы. Именно туда он и направился. Сначала ему сказали – ну вот у нас в октябре начинаются занятия, приходите. Он ответил, что не знает, где будет в октябре, в Ленинграде временно, пока строится его подлодка. «Хорошо, приходите завтра», - сказали ему. Он купил альбом и карандаши и пришел. Поначалу не понял, туда ли он попал – открыл дверь в аудиторию, а там – обнаженная женщина. Но потом выяснилось, что именно туда ему и надо, и рисование обнаженной натуры – самое обычное занятие для художника. Рисовали, впрочем, не только натурщиц, но и гипсовые фигуры – как и положено при обучении академическому рисунку.
Со Смирнова требовали строго. Как-то раз он закончил работу, преподаватель подошел, и… порвал то, что нарисовал молодой моряк, еще и выкинул в ведро. Не просто так говорят: чем больше талант – тем выше спрос! В Академии того времени требовали от художников по максимуму. Даже от начинающих. Даже от тех, кто связал свою жизнь с другой профессией. Четырехлетний курс обучения Илья Петрович освоил за полтора года.

Но всему на свете приходит конец, в том числе и строительству подводной лодки. Это было в 1967 году. И отправилась она на Северный флот – по Финскому заливу, через Беломорско-Балтийский канал, в Северодвинск. Попала в 3 дивизию, дислоцированную тогда в Западной Лице. Потом подразделение перевели в Гремиху, а в начале 90-х – расформировали...

На флоте Илья Петрович прослужил четверть века. Был командиром гидроакустической группы, вахтенным офицером, помощником командира атомной подводной лодки, старшим помощником – для этого в 1972 году окончил командные курсы. Командиром 426 экипажа атомной подводной лодки 671 проекта он стал в 1974, сменив на этом посту Е.А. Томко –будущего вице-адмирала, Героя Советского Союза и начальника Высшего военно-морского училища им. Ленинского Комсомола.

На занятия живописью у командира атомной подводной лодки времени практически не оставалось. Рисовальные курсы он окончил, а вот писать картины мог себе позволить только в отпуске. Отпуска у военных моряков, конечно, большие, но ведь и вызвать на службу могут в любой момент – и, кстати, это несколько раз случалось. Когда все же выдавалось время, Смирнов отправлялся на этюды. Довольно часто приезжал отдыхать в окрестности Соснового Бора – жена его родом из Лебяжьего, так что красоты Балтийского побережья стали появлялись на его картинах задолго до того, как он переехал в наш город на постоянное место жительства.

Про свою службу, которую трудно назвать скучной, Илья Петрович говорит, что это была самая обычная работа. Только вот условия очень специфические: долго находиться в замкнутом объеме среди одних и тех же людей довольно тяжело, и требуются совершенно особые качества от экипажа. Это должен быть хорошо обученный, дисциплинированный, отлично подготовленный психологически и дружный коллектив. Занятий у экипажа хватало – бывали в южных и северных морях, искали подлодки вероятного противника и выслеживали их.
За долгие годы, проведенные на Севере, довелось Илье Петровичу служить и на берегу. Он работал в научно-исследовательском центре противолодочной обороны ВМФ – был там одним из лучших специалистов по взаимодействию разнородных противолодочных сил.

В Сосновый Бор решил перебраться после разговора с одним сослуживцем. Тот спросил – а не пора ли переехать куда-нибудь поюжнее? В Сосновом Бору тогда был уже учебный центр. И выяснилось, что там нужен преподаватель именно такого профиля. В 1985 году Илья Смирнов переехал в наш город и был назначен начальником цикла тактики и боевого применения подводных лодок. Через четыре года вышел в отставку.

А потом… Потом настали 90-е. Жить на пенсию, пусть даже это пенсия капитана первого ранга, было довольно трудно, платили пенсии нерегулярно. Илья Петрович пошел работать – сторожем на лаэсовскую автостоянку. Работа не слишком тяжелая, но было одно обязательное условие – отлучаться нельзя, надо постоянно находиться на месте. Однако добросовестному выполнению служебных обязанностей вовсе не мешают занятия живописью. И Смирнов принес на работу мольберт и краски и стал посвящать любимому занятию столько времени, сколько позволяла работа.

Его заметили, пригласили на одну выставку, на другую, пошли заказ. На сегодня Смирнов – участник проекта «Андреевский флаг», его картины находятся в Штабе Северного флота и Музее имени Маринеско, других художественных музеях страны, украшают стены сосновоборских ведущих предприятий - НИТИ, ЛАЭС…
Темы картин разные, но большинство работ все же посвящены морю и флоту. И подводным лодкам – тем самым, с которыми по воле счастливого случая оказалась тесно связанной его военная судьба.
Не порывает Илья Петрович и с последним местом службы - Учебным центром ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия». Известен факт: накануне Дня Военно-морского флота он передал учебному центру коллекцию из двух десятков своих картин.

Вот так по-своему истолковал "надпись на камне судьбы" вовсе не сказочный богатырь, а наш современник, военный моряк и художник Илья Смирнов.

Ирина ПОЛЯКОВА

Tags: Сосновый Бор, военная история, культура, ссылки, статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment