merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Когда я вернусь..

Про то, как мы 100-летия Галича отмечали в соседнем поселке


Когда я вернусь...
19 октября этого года исполнилось 100 лет со дня рождения Александра Аркадьевича Галича – выдающегося поэта и барда.

Так уж получилось, что событие это прошло почти незамеченным, мероприятия, ему посвященные, можно пересчитать по пальцам. Тем боле приятной неожиданностью оказалась афиша в лебяженской группе «ВКонтакте», которая сообщала о предстоящем событии и приглашала всех желающих.

Мероприятие проходило в небольшом, но очень уютном зале Лебяженской школы искусств, а организовали его сотрудники Центра культуры и спорта вместе с преподавателями и учениками школы.
Сначала заведующая библиотекой Марина Михайловна Сарамотина рассказала о поэте.
Галич был человеком удивительным. Родился он в очень образованной семье, среди его родственников были и врачи, и организаторы концертов, а младший брат Валерий Гинзбург стал известным кинооператором.
До какого-то момента и сам Александр Аркадьевич Гинзбург, взявший себе в качестве псевдонима первую букву фамилии, две первые буквы имени и последние буквы отчества (Г-ал-ич) был человеком абсолютно благополучным, членом всевозможных творческих союзов, автором популярных пьес и сценариев. Учился в студии Станиславского и Литературном институте, пьесы его охотно ставились, советскому зрителю хорошо известны и «Вас вызывает «Таймыр»», и «Бегущая по волнам», и «Верные друзья…
Первой пьесой, которую не разрешили показывать по цензурным соображениям, была «Матросская тишина». Ее поставили в одном из столичных театров, устроили предварительный показ, на который собралась половина Москвы, была и генеральная репетиция... Но на этой репетиции присутствовали две дамы из самых верхов, которые решили, что пьеса о судьбе еврейской семьи в годы Великой Отечественной войны не совсем соответствует генеральной линии партии. Спектакль запретили.
Первые песни Галича звучали со сцены и с экрана. Это были совсем другие песни, не те, благодаря которым Галич стал знаменит как бард.
А «те», «галичевские», он начал писать в 60-е.
Это были истории о жизни самых обычных людей – милиционерши Леночки, вышедшей замуж за эфиопского принца, о диабетике Егоре Петровиче Мальцеве, о тех, кто отсидел по политическим статьям – эти люди были реабилитированы и только в конце 50-х начали возвращаться из мест не столь отдаленных. Конечно, кому посчастливилось вернуться... А знаменитый его цикл «Литераторские мостки» был посвящен великим поэтам, изрядно пострадавшим в годы диктатуры и культа. Ахматова, которая бродила по Шпалерной и смотрела на «Кресты» - там сейчас стоит памятник ей, рядом со знаменитыми шемякинскими сфинксами. Памятник всем женщинам, с надеждой глядевшим на одну из самых страшных российских тюрем, где томились в неволе их мужья и сыновья. О Пастернаке, исключенном из Союза писателей – нет, в него не стреляли, просто проголосовали, и почти каждый из присутствовавших поднял руку.
Потом и самого Галича исключали точно так же, как Пастернака. Сначала из Союза писателей, потом из Союза кинематографистов, потом из Литфонда, лишив тем самым средств к существованию. А за знаменитый фестиваль «Под интегралом», который проходил в Новосибирске в 1968 году, поплатились многие, в том числе организаторы.
Еще несколько лет назад считалось, что все съемки с того фестиваля были уничтожены и что во всем мире осталась всего одна запись Галича – она была немой, и под нее подставляли разные фонограммы, потому что не было тогда любительского звукового кино.
Но буквально несколько месяцев назад вдруг всплыли и другие записи. Обнаружилось, что сотрудники одной из телекомпаний, снимавших фестиваль, не смыли свою пленку, а быстренько ее проявили и... засунули в самый дальний ящик. Потому что сознавали, что в воздухе уже явно пахнет жареным, и пленка, если ее не припрятать, погибнет. И припрятали. Обнаружилась и запись парижского концерта, и кое-какие пленки, отснятые до его отъезда.
Отъезд из страны был трагедией для Галича. Не хотел он ехать. Заставили. Иначе все бы окончилось еще хуже. Провожали его немногочисленные друзья, не испугавшиеся последствий – все-таки друзья у него были. Потом он несколько лет работал за границей на радио. И умер в своей квартире, неудачно подключив новый проигрыватель (и неизвестно, был ли это несчастный случай).
Диски его начали свободно выходить в 90-е. На экраны снова вернулись фильмы по его сценариям, и были вновь поставлены пьесы. Он стал крупным явлением российской культуры.
Вот обо всем этом и говорили участники встречи в Лебяженской школе искусств. А потом Александра Матвиенко под аккомпанемент Полины Таберт исполнила песню из кинофильма «На семи ветрах», а ансамбль гитаристов, которым руководит Татьяна Бабичева, - песню солдата из фильма «Старая, старая сказка». Ведь это – тоже Галич. Фильм был чрезвычайно популярен, и мало кто знал, почему он на самом деле сошел с экранов.
Но все ж настало время вернуться.
Ирина ПОЛЯКОВА
Tags: авторская песня, ссылки, статьи
Subscribe

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • Картины на городских улицах

    "Горгону! нежно люблю. Молодцы ребята, и город наш стал ярче и интереснее, когда они взялись за дело. Космически-военная тематика - окраина…

  • Новая выставка

    Картиночки после будут в небольшом количестве - но с вернисажа, а не сами работы. В "Гармонии" - прекрасная выставка работ Игоря Праченко. Всем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments