merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

О войне

Сегодня многие говорят о блокаде. Давно замечала, что жители разных районов воспринимают те события по-разному. В Ораниенбауме это не так, как на Васильевском. В Кингисеппе - не так, как в Ораниебауме. На фортах - это и вовсе третье. На Красной Горке у нас - постоянное ощущение "6 часов вечера после войны", хоть в декабре ночью, хоть в сентябре, хоть действительно вечером 9 Мая. Ну, про плацдарм я чуть позже напишу. Все же годовщину мы каждый год отмечаем, хотя его неоднократно пытались обхаять. Щаз. Не сдадим плацдарм.

Но тут я в своих залежах откопала вот что - из какого-то краеведческого сборника. Статья кингисеппкого историка Владимира Аристова о войне на взморье. Интересно, между прочим. Букофф много, но того стоит.

В. Аристов.
историк-краевед, корреспондент газеты «Восточный берег»


Война на Кингисеппском взморье.
Тайна «Второго Кронштадта»


Каждый раз, когда говорится о событиях Великой Отечественной войны в Кингисеппском районе, как-то упускается из виду, что район наш — приморский и, следовательно, что значительная часть этих событий связана именно с морем. С Финским заливом — главным образом, с Лужской губой — и находящимися в его юго-восточной части островами. В истории войны до сих пор немало «белых пятен» и малоизвестных страниц. И одной из наиболее трагичных и малоизвестных страниц является судьба военно-морской базы Балтийского флота «Ручьи». Старожилы Кингисеппского взморья называют эту базу «Вторым Кронштадтом».

Ни в одном из вышедших в нашей стране до сегодняшнего дня изданий справочно-энциклопедического характера такого понятия нет. Нет в них информации и о «Ручьях». Ничего не говорится об этой военно-морской базе и в общедоступных работах по истории Военно-Морского и, в частности, Балтийского флота. Исключение составляет «Боевая летопись Военно-Мор¬ского Флота» 1941-1942 годов, где имеется лишь краткое упоминание о расформировании такой базы в начальный период войны. Поэтому, работая над данной статьей, автор опирался на рассказы очевидцев и архивные документы. Их ограниченный круг не позволяет считать данное исследование описанием полной истории ВМБ «Ручьи». Настоящая статья представляет из себя, возможно, первую попытку проникнуть в одну из тайн военной истории нашей страны первой половины XX века.
***
Как известно, в результате событий 1-й Мировой войны, революции и гражданской войны в России, территории ее прибалтийских окраин оказались утраченными. На них возникли четыре суверенных государства (Финляндия, Эстония, Латвия и Литва). По условиям Тартусского мира (1920 г.) государ¬ственные границы Советской России значительно приблизились к Петрограду (с 1924 года — Ленинград). Протяженность приморской полосы России на Балтийском море резко сократилась. Балтийский флот — главный военно-морской флот страны потерял такие свои основные базы, как Гельсингфорс (Хельсинки), Ревель (Таллинн), Либава (Лиепая), Район базирования флота оказался ограничен Кронштадтом и Ленинградом. Это несло неудобства и увеличивало опасность для флота в случае возникновения военных действий.
С 1921-1922 годов пострадавший и сократившийся в предыдущий период Балтийский флот стал восстанавливать свою былую силу. С осени 1922 года его корабли начали выходить море на маневры (Козлов И.А., Шломин Л.С. Краснознаменный Балтийский Флот е героической обороне Ленинграда. Л. 1976. С. 20).
В поисках необходимых для флота гаваней все большее внимание стало уделяться вдающейся вглубь пограничного Кингисеппского района Лужской губе, особенно ее восточной части, омывающей Сойкинский полуостров. С середины 20-х годов каждое лето в Лужской губе, напротив деревень Ручьи и Вистино, стали базироваться военные корабли. Глубины этого района Лужской губы позволяли подходить сюда даже самым крупным кораблям, таким как крейсер «Аврора», линкоры «Марат» и «Октябрьская революция», Из Лужской губы в июне 1925 года под флагом Наркома по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета СССР М.В. Фрунзе начался поход кораблей Балтийского флота до Кильской бухты (Дважды Краснознаменный Балтийский Флот. М. 1990. С. 304).
В июне 1933 года Совет Труда и Обороны (СТО) принял постановление «О программе военно-Mopcкого строительства на 1933-1938 годы», Программа предусматривала обновление корабельного состава флота, увеличение в 3 раза сил морской авиации, строительство аэродромов, береговых и зенитных батарей и военно-морских баз (Козлов И. А. Шломин Л. С. Краснознаменный Балтийский Флот в героической обороне Ленинграда. Л. 1976. С. 33, 34). В дополнение к этому документу тогда же появилось секретное постановление СТО за № 37 «Об особых мероприятиях по Кронштадтской морской крепости», в котором предписывалось: «Приступить в 1934 году к постройке маневренной базы Балтийского флота в Лужской губе», а также к строительству в ее районе «боескладов (в первую очередь для минно-торпедного боезапаса и вооружения)...» Нарком Военно-Морского Флота обязывался «представить в месячный срок по этому вопросу в СТО доклад со всеми необходимыми рассчетами». Доклад, конечно, был пред¬ставлен. Вскоре в Штабе Балтийского флота стали накапливаться «Материалы о строительстве маневренной базы «Ручьи» в Лужской губе». Составляющие их доклады, задания, схемы и таблицы носили гриф «Совершенно секретно». Задание 1934 года гласило, что «маневренная база «Ручьи» создается для базирования в мирное и военное время». База должна была обеспечить:
«а) якорную стоянку на рейде для всех кораблей;
б) надежную стоянку в гавани для эскадренных миноносцев, подлодок, сторожевых кораблей, тральщиков и других кораблей малого тоннажа;
в) хранение и прием топлива, воды и предметов технического и хозяйствен¬ного снабжения;
г) хранение и прием мин и торпед;
д) минимальное размещение на берегу в летнее время личного состава (краснофлотцев, начсостава и их семейств) кораблей и их культобслужива-ния». Предполагалось, что в будущей военно-морской базе «Ручьи» в мирное время должно располагаться до 102-х кораблей, а в военное — до 138-ми.
В число этих кораблей первоначально включалось 3 линкора (на Балтике в то время их было только два). В соответствии с проектом задания 1935 года в базе «Ручьи» к тому же должны были размещаться и два новейших крейсера. Планы 1937 года предполагали базирование в Ручьях уже 4-х, а затем 6-ти строившихся в то время легких крейсеров типа «Киров» и 8-ми проектируемых линкоров. (Линкоры проекта «Б» должны были иметь 26 тысяч тонн водоизме¬щения, 250 метров длину, девять 305 мм орудий главного калибра; линкоры проекта «А» — 35 тысяч тонн, 265 метров и девять орудий калибром 406 мм).



Таким образом, предполагалось, что в базе «Ручьи» должны разместиться главные силы Балтийского флота. Соответственно, в документах изменилось и ее название. Теперь она стала называться Базой основного боевого ядра флота.3 Как следует из архивных документов, в ней должно было располагаться до 137 кораблей (от катеров до линкоров), Численность личного состава всех размещающихся в базе «Ручьи» кораблей составляла более 27 тысяч человек. Вместе с военнослужащими штабов, береговых частей, вспомогательного флота и вольнонаемными предположительная численность состава новой базы доходила до 34 тысяч человек. Таким образом, база «Ручьи» должна была действительно стать «Вторым Кронштадтом», По плану в окончательном виде эта база состояла из следующих пунктов: Ручьи, Усть-Луга, озеро Липовское. По всей видимости, к базе относился размещающийся на Липовском озере с середины 30-х годов аэродром гидросамолетов. Предполагалось также, что на озере будет создана база для маневренного базирования дивизиона торпедных катеров. Входящая в состав базы «Ручьи» база Усть-Луга была предназначена для постоянного летнего и зимнего базирования подводных лодок типа «Малютка», торпедных и бронекатеров, а также судов вспомога¬тельного флота. Штатная численность личного состава флота и береговых частей базы Усть-Луга составляла 1800 человек. В некоторых документах Штаба КБФ база «Ручьи» называется также и Лужской базой, которая «является передовой базой КБФ и имеет оперативное назначение». База должна была обеспечить:
1. Постоянное базирование сил передового отряда, обеспечивающего развертывание сил флота и удержания самой базы.
2. Эпизодическое базирование сил первого эшелона атаки в случае попыток прорыва сил противника на восток.
3. Временное базирование всех сил, поддерживающих наступательную операцию.
4. При расширении оперативного плацдарма на запад Лужская база «Ручьи» превращалась из передовой в операционную с постоянным базиро¬ванием в ней кораблей зимой и летом.
Оборону ВМБ «Ручьи» должны были осуществлять артиллерийские батареи в районе Колгомпя, стационарные батареи для борьбы с легкими силами и торпедными катерами, а также 180-мм и 356-мм орудия железнодорожной артиллерии, расположенные на Кургальском полуострове. Специально для них от Усть-Луги была проложена железнодорожная ветка. Огибая с юга озеро Белое, она шла по западной части полуострова до Вейно, Липовского озера и гидроаэродрома.
Первоначально предполагалось, что полное окончание работ по строи¬тельству базы произойдет к маю 1939 года. Уже в 1938-м в Ручьях должны были базироваться крейсера, а в 1939-м — линкоры. Затем, вероятно, ввиду корректировки объемов строительства и нехватки средств, сроки строитель¬ства базы были увеличены. Момент начала базирования в Ручьях всего состава кораблей, включая самые крупные, был отодвинут до 1943-1944 годов. И если бы не война 1941-1945 годов, «Второй Кронштадт» мог стать реальностью...
По воспоминаниям Афанасия Леонтьевича Федорова, бывшего в 30-е годы председателем Сойкинского сельсовета, строительство базы в Ручьях началось уже в 1933 году. Перед его началом в сопровождении партийного и, военного руководства флота в Ручьи приезжал Нарком К.Е. Ворошилов, Вероятно, с тех пор построенные на Сойкинском и Кургальском полуостровах булыжные дороги называют «ворошиловскими». Для строительства этих дорог и самой базы были привлечены значительные трудовые силы. Самой большой по численности силой являлись заключенные. В район Ручьев их прибыло более десяти тысяч человек. Заключенные были размещены в построенных на ручьевском берегу, обнесенных колючей проволокой бараках. Это был Лужский лагерь НКВД СССР. Он входил в состав относящегося к тому же ведомству «Строительства-200». Начальником строительства был комбриг Афанасьев, начальником политотдела Федоров. Кто-то из них или их окружения и обронил в разговоре с председателем сельсовета фразу: «Здесь будет «Второй Кронштадт».
По словам бывшего председателя Сойкинского сельсовета, кроме заклю¬ченных над созданием и обслуживанием базы в Ручьях трудились 1200 человек инженерно-технического персонала. Они являлись вольнонаемными и жили в районе строительства с семьями. Многие из них должны были остаться здесь на постоянное жительство для обслуживания объектов базы. Для их семей и семей военных моряков на берегу в районе Ручьи-Вистино начали строить большие четырех- и пятиэтажные дома. Если районный центр Кингисепп с населением в шесть с половиной тысяч человек состоял в основном из деревянных одноэтажных домов с печным отоплением, без водопровода, и улиц без твердого покрытия, то на Кингисеппском взморье в середине 30-х возникал настоящий современный город. Здесь были и водопровод, и канализация, и паровое отопление, и мощеные тротуары, Вскоре на территории «Второго Кронштадта» появились магазины, столовые, ресторан, детские сады, большая десятилетняя школа (пущена в строй в 1937-м), театр (большой базовый клуб), госпиталь, банно-прачечный комбинат, гостиница. Все здания и дороги в новом городе были каменными. Город тянулся от Ручьев до Вистино и имел несколько улиц.
Быстрыми темпами велось строительство военных объектов базы. С самого его начала на расстоянии нескольких километров с помощью металлических свай был укреплен берег, а затем вблизи него углубили акваторию будущей базы, Была построена железобетонная стенка с пирсами для стоянки кораб¬лей. От Косколово на Ручьи была проведена железная дорога. Дальше от Ручьев она шла на Калище, Шлиссельбург и Ленинград. Но этот участок до начала войны достроить не успели, доведя его только до Колгомля. Одна из двух железнодорожных линий (нижняя) проходила по самому берегу Лужской губы и предназначалась для нужд строительства и самой базы. Другая (верхняя) шла в полукилометре выше и предназначалась для обслуживания возникающего города и близлежащих населенных пунктов. Вероятно, самым грандиозным сооружением строителей ВМБ «Ручьи» был сухой док, выкопанный, по словам А.Л. Федорова, почти вручную на месте Вистинского луга. Размеры котлована для этого дока составляли примерно полтора километра на 800 метров. Глубина его равнялась 12-ти метрам. Копали док в течение 5 лет. Рядом с доком находились судоремонтные мастерские.
После советско-финской войны (1939-1940 гг.) и присоединения к СССР прибалтийских республик (1940 г.) Балтийский флот получил новые военно-морские базы в Риге, Либаве (Лиепая), на полуострове Ханко, в Таллинне, в Палдиски и Виндаве (Вентспилс). Ввиду этого, значение будущей ВМБ «Ручьи» несколько понизилось. Но ее строительство не было остановлено и продолжалось до начала Великой Отечественной войны. Это было оправдано, т.к. ввиду отсутствия необходимых средств почти во всех перечисленных местах для создания баз были использованы старые базовые сооружения русского дореволюционного флота. Новое строительство велось в ограниченных мас¬штабах. Большое строительство объектов главной базы флота намечалось только в Палдиски и на Ханко,в Финляндии (Козлов И.А., Шломин B.C. Краснознаменный Балтийский флот в героической обороне Ленинграда. Л. 1976. С. 47).
Таким образом, база в Ручьях была одной из самых современных и перспективных баз главного флота страны.
С началом войны 1941-1945 годов и быстрым отступлением советских войск на восток «Строительство-200» НКВД СССР стало постепенно сворачивать свои работы. Заключенных из Ручьев начали вывозить. Но работы по заверше¬нию строительства объектов базы и ее жилого городка прекращены не были. 5 июля 1941 года в распоряжение командира ВМБ «Ручьи» прибыло два строительных батальона общей численностью около двух тысяч человек. В начале августа командование базы осуществило приемку «во временную эксплуатацию» «зданий, сооружений, электрохозяйства, водоснабжения, ка¬нализации и теплоснабжения от«Строительства-200» . Комиссией был принят весь жилой фонд базы, расположенный на ее территории механический завод, телефонная станция и другие объекты, По воспоминаниям А.Л. Федорова, часть жилых зданий осталась недостроенной.
Хотя приемка в эксплуатацию объектов базы «Ручьи» сотоялась только в августе, сама база вступила в строй вскоре после начала войны. 2 июля в военно-морскую базу«Ручьи» был назначен командир, Им стал капитан II ранга В.Н. Лежава. На следующий день он приступил к исполнению своих обязаннос¬тей, первоначально называясь командиром ВМБ «Усть-Луга».
Еще раньше, 27 июня, в связи с продвижением немецких войск на сухопутном фронте и возникновением угрозы минно-артиллерийской позиции Балтийского флота в устье Финского залива, командующий флота вице-адмирал В.Ф. Трибуц отдал приказ о сформировании такой позиции в восточ¬ной части залива, В состав Восточной позиции вошли 23 корабля, включая тральщики, минные заградители и эсминец «Калинин», а также 30 торпедных и сторожевых катеров и плавбаза «Ленинградсовет», Пунктом дислокации сил Восточной позиции стала база «Ручьи». Срок окончательного сформирования Восточной позиции наступал 1 июля. В это день из Таллинна в Лужскую губу прибыло еще 7 подводных лодок. Туда же на плавбазе «Полярная звезда» в сопровождении двух тральщиков и двух сторожевых катеров был передислоци¬рован штаб их 2-й бригады. Ручьи и Усть-Луга стали реально соответствовать понятию «военно-морская база». 7 июля в Лужской губе было выставлено сетевое и боновое заграждение для обеспечения на рейде «Ручьи» якорной стоянки больших кораблей, Такие меры для охраны кораблей и судов в Лужской губе не являлись излишними, т.к. уже на второй день войны, 23 июня 1941 года, здесь были замечены две вражеские подводные лодки.
Вряд ли стоит сомневаться, что, несмотря на секретность создания военно-морской базы «Ручьи», немцы знали о ее существовании. Как и о существова¬нии соседних военных объектов. Начиная с середины июля, немецкие само¬леты периодически бомбили находящиеся в приморском районе аэродромы Балтийского флота: Котлы, Копорье, Керство, Клопицы, Ратчино, Куммолово, Купля, Вейно, Липово. Но до самого ухода наших сил из этого района серьезных ударов по Ручьям ни немцы, ни финны не наносили. По всей видимости, немецкое командование хотело сохранить объекты базы «Ручьи», чтобы в дальнейшем использовать ее для дислокации германского флота. Налеты немецкой авиации были редкими и немассированными. Так, 4 июля один самолет неприятеля безуспешно атаковал стоящую в Лужской губе плавбазу «Полярная звезда», 17 августа несколько немецких самолетов безрезультатно сбросили на то же судно 28 бомб. Вероятно, наиболее опасным местом для кораблей была усть-лужская часть базы. 14 июля все плавбазы и транспорты были переведены отсюда в Ручьи.
Весь июль и август база в Ручьях продолжала усиливаться. Почти ежедневно сюда прибывали новые группы военных моряков. Первоначально — в основном младший и старший комсостав. Людей присылали из Либавской, Таллиннской и Кронштадской военно-морских баз, из Ленинграда. Много было запасников. Но для обслуживания всех объектов базы военнослужащих, особенно специ¬алистов, не хватало. Поэтому комплектование штатов базы производилось за счет вольнонаемных. В управлении тыла базы «Ручьи» их работало не менее полуторасот человек. Увеличивался и корабельный состав базы.
Базирующиеся в Ручьях корабли Восточной позиции сразу же приступили к выполнению главной боевой задачи — перекрытию для противника морских подходов к Кронштадту и Ленинграду. Уже 2 июля эсминцы «Стерегущий» и «Калинин» и базовый тральщик«Бугель» вышли на первую постановку, выставив 100 мин и 50 минных защитников. До конца июля кораблями ВМБ «Ручьи» при оборудовании первой очереди Восточной позиции было выставлено 1460 мин и минных защитников (устройств для защиты морских мин от тралов и парованов, Парован — буксируемое устройство для защиты корабля от якорных контактных мин). При осуществлении этой работы наши корабли неоднократно атаковались самолетами противника. Установление противоло¬дочных сетей, бонов и мин делало плавание в Лужской губе опасным. 20 июля командир ВМБ «Ручьи» издал приказ об объявлении ее запретной зоной для плавания вспомогательных судов флота.
После упорных боев 12 августа советская оборона на кингисеппском направлении была прорвана. Войска 8-й армии и Кингисеппской группы (Лужской оперативной) стали отступать. Но несмотря на это, 14 августа командир военно-морской базы «Ручьи» издал приказ «О назначении комис¬сии по подготовке зданий к зиме». Такой приказ говорит о том, что морское командование надеялось «Второй Кронштадт» отстоять. Результаты своей работы комиссия должна была представить командиру базы днем 20-го августа,6 Но уже 18 августа советские войска оставили Кингисепп и начали отступать в направлении приморского района на Котлы-Копорье. В тот же день за подписью командира базы «Ручьи» капитана II ранга Лежавы и военкома базы полкового комиссара Петрова вышел приказ «О производстве оборони¬тельных работ». В соответствии с этим приказом Сойкинский и Горский сельсоветы обязывались ежедневно выделять по 200 человек на оборонитель¬ные работы на подступах к базе, По окончании рабочего времени по основному месту службы на эти работы отправлялся и персонал учреждений базы, а также свободные от службы жители деревни Ручьи. В срочном порядке на подступах к базе в районе Косколово стали сооружаться противотанковые рвы. Но, вероятно, этого было уже недостаточно, По признанию адмирала В.Ф. Трибуца, все военно-морские базы Балтийского флота, кроме Ханко, к началу войны практически не имели сухопутной обороны. По всей видимости, это в полной мере относилось и к еще недостроенной базе «Ручьи». Такое положение являлось серьезным недостатком подготовки флота к войне, т.к. главный удар по всем базам был нанесен именно с суши. Бывший командующий войсками 8-й армии генерал-лейтенант В.И. Щербаков позже вспоминал: «Обстановка требовала быстрого решения: или продолжать обороняться в невыгодном для этого районе, или отойти на новые рубежи, закрепиться и во взаимодействии с Копорской оперативной группой (ранее — Кингисеппской — В.А.), при поддержке Кразнознаменного Балтийского флота остановить продвижение немецко-фашистских оккупантов, Принял решение отвести войска» (Непокоренный плацдарм. Воспоминания участников обороны ораниенбаумского плацдарма. 1941-1944 гг. Л. 1987. С. 13).
Вероятно, где-то в середине августа в«Ручьи» пришел приказ о подготовке базы к эвакуации. Начался демонтаж оборудования и отправка его в сторону Ленинграда, Наверное, тогда же было дано указание готовить здания и сооружения базы «Ручьи» к уничтожению, В тот период высшее командование, начиная с Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, не надеялось удержать даже Кронштадт и Ленинград. Уже с конца августа 1941-го на Балтийском флоте проводилась разработка плана по уничтожению всех кораблей на случай, если Ленинград будет нашими войсками оставлен (Кузнецов Н.Г. На флотах боевая тревога. М. 1971. С. 79).
6 сентября заместитель Наркома ВМФ адмирал И.С. Исаков подписал соответствующие документы, Началом полного уничтожения Балтийского флота до¬лжен был стать сигнал «Хризантема» (Скрытая правда войны. 1941 год. Неизвестные документы. М. 1992. С. 140-146).
28 августа эскадра Балтийского флота начала отход из главной базы — Таллинна — в Кронштадт. А 27-го войска 18-й немецкой армии уже подходили к Лужской губе в районе Косколово, Сдерживая совместно с войсками 8-й советской армии натиск противника, моряки продолжали минировать подле¬жащие уничтожению военные объекты. Вот выдержка из рапорта, написанного 31 августа 1941 года командиром минной обороны района «Ручьи» Аргентовым на имя командира 48-й дивизии 8-й армии подполковника Романцева и командира ВМБ «Ручьи» капитана II ранга Лежавы:«Прошу Вашего ходатайства о представлении к правительственной награде краснофлотца-связиста Говор¬кова Николая Васильевича, срока службы 1937 года, за проявленные доблесть, мужество и геройство, выразившееся в том, что тов. Говорков в течение более двух с половиной суток с 27 по 29 августа, находясь на передовой позиции под ураганным огнем противника, на минированном участке № 1 в районе ч. Косколово, у танковых рвов, все время исправлял методически и спокойно телефонную связь со штабом минной обороны, а также электросхему минирования противотанковых рвов. Главного старшину минной обороны тов. Осташева Павла Ивановича, как проявившего мужество и геройство при выполнении работ по установке минных станций, установлении электросхем минирования, (который) и во время отхода частей в районе Сойкино и подхода немцев проявил полное хладнокровие и презрение к смерти, выполнив свой долг до конца...»
По словам очевидцев, уничтожение объектов базы «Ручьи», включая жилой городок, производилось в течение нескольких дней. 31 августа советские войска покинули район Ручьев. В ночь на этот день на территории «Строительства-200» вспыхнул большой пожар. Приказ командования был выполнен. Строившаяся в течение нескольких лет новая военно-морская база «Ручьи», прозванная местными жителями «Вторым Кронштадтом», была уничтожена. Как сообщает бывшая в течение полувека совершенно секретной «Хроника Непокоренный плацдарм. Воспоминания участников обороны ораниенбаумского плацдарма.
Великой Отечественной войны Советского Союза на Балтийском море и Ладожском озере», помимо этого, 29 августа «нами были взорваны при оставлении ценные постройки и сооружения на аэродромах Хаболово (10 км на юго-восток от Усть-Луги) и Вейно (на северной оконечности Кургальского полуострова)». В том же документе в сводке за 3 сентября 1941 года говорится: «В связи с отходом частей 8-й армии было вывезено имущество базы «Ручьи», порта Усть-Луга, базы торпедных катеров Пейпия и аэродромов Кургальского полуострова; сооружения были уничтожены, батареи перенесены в другие районы. На основании приказа командующего флотом 1 сентября 1941 года военно-морская база «Ручьи» была расформирована.
После освобождения территории Кингисеппского района приказом ко¬мандующего КБФ от 22 февраля 1944 года в Ручьях вновь была создана военно-морская база. Называлась она Лужской и, по-прежним меркам, была совсем небольшой, В ее состав входили десять сторожевых катеров 8-го дивизиона. Стояло в Ручьях и небольшое количество более крупных кораблей: миноносцев и тральщиков. Базировались корабли и в Усть-Луге. В том же году Лужская база вошла в состав Таллиннского морского оборонительного района и была передислоцирована. Полуразрушенные сооружения прежней военно-морс¬кой базы «Ручьи» и ее городка со временем были разобраны местными жителями на строительство жилых и хозяйственных объектов. Но и оставшиеся руины все еще напоминают о грандиозности планов строительства и трагедии «Второго Кронштадта».

Tags: военная история, история, ссылки, статьи
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments