merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Башня Дибича

Статейка моя про путешествие к Башне Дибича. В газете пока не вышла, а на сайте тут живет
http://terastudio.com/?p=14596&preview=true




Башня Дибича

…На автобусной остановке возле станции Калище народа не особенно много. День будний, да многие и не рискуют ездить в сторону Сойкинского полуострова на автобусах, слишком уж ненадежным стал этот вид транспорта – то прямой рейс отменят, то снова введут, а бывало, что и опаздывает или вовсе не приходит этот единственный рейс из Соснового Бора на Усть-Лугу.
Как бы то ни было, большой и удобный автобус почти заполнен – и отправляется в Кингисепп мимо всех прибрежных деревень. Ехать нам недолго – с трудом миновали промзону (как раз заканчивались работы на развязке Копорского шоссе и Вокзального проезда), атомная станция, Керново, Систо-Палкино, Новое Устье, Копанское, в Пейпии – остановка минут на десять, пока не подошел согласованный автобус… Ну вот и Старое Гарколово, куда в советское время было не попасть ну просто никак, даже человека с сосновоборским штампом в паспорте останавливали – нужен был специальный пропуск, хотя деревня и находилась в той же погранзоне, что и мы.

Поиски легенд
Перед поездкой мы, конечно, изучили карту – узнали, что есть там улицы Дибича и Забалканская, что въездов в деревню ровно три, а легендарная башня находится где-то посередине, между базой для охотников и рыболовов и домиками местных жителей.

Первый вход находится сразу у остановки. Мы дошли до тупика, ничего не обнаружили, зато из дома вышла явно местная жительница. Мы спросили про башню, получили ответ, что это – башня Дибича, Иван Иванович – один из немногих русских офицеров, ставших полными Георгиевскими кавалерами, герой Отечественной войны 1812 года. За свои подвиги во время русско-турецких войн он стал называться Дибичем-Забалканским. Так и усадьбу свою назвал. Правда, увидеть поместье, которое должно было стать одной из жемчужин Санкт-Петербургской губернии, в законченном виде он так и не успел. Объяснила она нам, что надо войти в деревню с другого въезда, найти по правую руку старый усадебный дом, идти дальше по этой же улице – как раз к башне и выйдем.

Старая ижорская деревня
Второй проход тоже оказался неудачным – дома мы не увидели, зато вышли на главную, можно сказать, площадь – там обнаружилась доска объявлений, на которой все было написано про Старое Гарколово. Деревня изначально называлась Харкола, от финно-угорского harakka – сорока. Под таким названием она была и в русских летописях, и в шведских хрониках. Это ижорская деревня. Жители ее издревле промышляли рыбной ловлей. Рыба здесь неплохо ловится и сейчас, хотя рыбный промысел развалился, как и многое другое, в 90-е. Но… у всех местных жителей, равно как и у большинства дачников, есть лодки, да и база для рыболовов и охотников тут теперь есть.
Почти все население Сойкинского полуострова было православным и оставалось таковым даже в те времена, когда Ингрия принадлежала шведской короне. Впрочем, православные и лютеране в наших краях никогда серьезно не конфликтовали. После Северной войны, когда Ингрия окончательно отошла к России, здесь стали появляться русские поселенцы из внутренних губерний, однако вплоть до середины прошлого века в прибрежных деревнях говорили преимущественно по-ижорски и по-водски – это можно было слышать даже в поезде, который тогда ходил между станцией Калище и Усть-Лугой. Сейчас тех, кто знает ижорский, осталось очень мало – народ, выдержавший десятки войн и крупное строительство по соседству, почти исчез во время экономических реформ конца прошлого века, а сейчас пытается сохранить то, что еще осталось. В том числе – историю своей деревни. Во время второй попытки мы тоже встретили местных – про Дибича и Забалканскую усадьбу знают все.

Здравствуйте, ваше сиятельство!
Наконец, вот он, третий вход – возле самого указателя, если ехать со стороны Соснового Бора. Вот он, усадебный дом (на самом деле флигель) – великолепно сохранившийся, потому что в нем, кажется, и сейчас живут. Аккуратный забор, целые окна, по периметру посажены розочки… Мимо дома – та самая булыжная дорога. Дом, конечно, не совсем тот – при Дибиче, который тогда еще не был Забалканским, особняк был деревянным, каменный построили позднее, но прославленный хозяин так и не успел в нем пожить.
Хозяев мы не застали, расспросить было не у кого, поэтому прошли дальше, как нам сказали местные жители. Потом-то выяснилось, что башня от этого дома великолепно видна – если. Конечно, знать, куда смотреть.
Кривая деревенская улочка приводит нас в тупик. Пришли, стало быть. А башня где? Но тут, на наше счастье, из дома вышла еще одна местная жительница:
-Вы не башню Дибича ищете? – Ее. – Так вот сюда, хотя там и смотреть-то не на что.
Смотреть, впрочем, было на что – хотя башня, как, увы, и многие другие памятники архитектуры в нашей губернии, находится в ужасающем состоянии. Но и сейчас она выглядит впечатляюще. Можно представить, какой она была при первом владельце. Говорят, что еще год назад внутри, над главным входом, можно было разглядеть герб Дибичей. Сейчас – уже нет. Остальные строения, которые там наверняка были, превратились в поросший лесом холм. Но и сейчас, если бы можно было забраться на смотровую площадку, оттуда было бы видно уютную гавань.

Генерал-фельдмаршал
Иван Иванович, он же Иоганн Карл Фридрих Антон фон Дибич, получил усадьбу за боевые заслуги после войны 1812 года. Кстати, портрет его можно видеть в Военной галерее Эрмитажа рядом с другими военачальниками – ближайшими соседями: Александром Альбрехтом, Карлом Бистромом и многими другими. Ямбургский уезд представлен в этой галерее славы весьма основательно. Дибичи происходили из остзейского немецкого рода, перешедшего в российское подданство. Иван Иванович Дибич был обер-квартирмейстером 1-го отдельного пехотного корпуса. Он особенно отличился под Клястицами, Якубовом и Головшиной, за что и получил Георгия первой степени. После войны он много раз сопровождал Александра Первого во время дипломатических переговоров – и не только. Он, будучи к тому моменту начальником Генерального штаба, был с Александром в его последней поездке в Таганрог и присутствовал при его кончине.
Русские историки демократического толка, равно как и советские, Дибича не любили. Главным образом за его роль в следствии по делу декабристов. Роль эта была далеко не последней.
Три года спустя после восстания декабристов Дибич отправился воевать с Турцией. Ему удалось перевести свои войска через Балканы по перевалам, до того момента считавшиеся неприступными. Русская армия успешно пришла в Адрианополь, результатом чего стал выгодный для Российской империи мирный договор. За это и был Ивану Ивановичу Дибичу пожалован титул Забалканского – и усадьба с прилегавшей к ней деревней Гарколово тоже стало так называться.
В скромной усадьбе начались основательные переделки. Дибич их не дождался – он к тому моменту умер от холеры, а своим наследникам завещал построить большой каменный дворец. Детей у Ивана Ивановича не было, и поместье унаследовал племянник – Карл Притвиц. Готический замок построил великий архитектор Андрей Штакеншнейдер. Об этом архитектурном шедевре сейчас напоминает лишь башня – единственное, что осталось.

Судьба наследников и усадьбы
Вплоть до Октябрьской революции в Забалканской жила семья Притвицев. После октябрьских событий судьбы русского дворянства складывались в основном трагично. Владелец некогда богатой усадьбы Александр Иванович Притвиц умер в Петербурге во время гражданской войны от голода, о чем писала в своих мемуарах ближняя соседка и старинная знакомая баронесса Врангель. Вдова покойного даже не могла купить гроб – последнего владельца Забалканской отвезли в казенную братскую могилу в корзине, куда он поместился, потому что был небольшого роста и к тому же сильно истощен.
Усадьба была национализирована. Что именно было во флигеле и когда начал рушиться шедевр Штакеншнейдера – местные не помнят. Но во время Великой Отечественной войны Старое Гарколово оказалось сначала на переднем крае, потом в оккупации, а освобождено было 1 февраля 1944 года. К остзейским немцам, не желавшим поддерживать Гитлера, захватчики относились крайне негативно, равно как и к тому наследию, которые оставили остзейцы, служившие России в прошлые столетия. Так что владениям остзейских баронов Дибичей и Притвицев, в создании которых принимал самое активное участие еще один представитель остзейского семейства (правда, к тому моменту уже обрусевшего) Штакеншнейдер, в этом смысле очень сильно не повезло. Хотя другие шедевры Штакеншнейдера, оказавшиеся в оккупации, специально никто не разрушал – они стали жертвами военных действий. Но с уверенностью сказать, когда началось интенсивное разрушение, не может уже никто. Деревья на месте замка – довольно старые, так что и на лихие 90-е всего не спишешь.
Сейчас важно другое – останется ли башня Дибича вообще? Это – выявленный объект культурного наследия, но… Она продолжает разрушаться. Вот уже и герб прославленного дворянского рода, представители которого сделали для России очень много, не разглядеть….
Ирина ПОЛЯКОВА
Tags: краеведение, ссылки, статьи
Subscribe

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • Дайте нюхнуть дерьмеца

    Я тут опять обретаюсь на дзене. Дайте нюхнуть дерьмеца! Я постоянно путешествую общественным транспортом. Иногда это бывает приятно. Но порой…

  • Немного петергофских красот

    Побывали тут на днях в Луговом парке в Петергофе. Вообще - мой любимый парк. Да какой у меня нелюбимый, особенно осенью? Короче, парк прекрасен. До…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments