merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Красная ворона как символ культурного возрождения

Мой материал про "Красную ворону". Вышел вчера. На сайте, как всегда,
http://terastudio.com/krasnaya-vorona-kak-simvol-kulturnogo-vozrozhdeniya/
Некоторые нюансы. Газета городская, поэтому я все должна как-то связывать с Сосновым Бором. Тут, правда, это было нетрудно, но все равно. Ну и фото - то, что взяли в номер





Красная ворона как символ культурного возрождения

Ораниенбаум – удивительное место. Каждый творец там становится легендой, а каждая легенда – обрастает множеством событий, случившихся в прошлом, происходящих сейчас и тех, что предвидятся в будущем. Одна из таких личностей, вокруг которой уже сформировалось целое культурное движение – писатель Николай Шадрунов, увековечивший своих современников – простых жителей районного центра - в бессмертной «Рамбовиане». Он написал немало других рассказов, не про Ораниенбаум-Рамбов-Ломоносов, но «Рамбовиана» пользуется среди жителей Петродворцового района особым почетом.

«Рамбовиана» в Сосновом Бору
Первые свои рассказы из этого цикла Николай Вениаминович читал когда-то в Сосновом Бору. Было это очень давно, когда только образовалось у нас в городе литературное объединение, тогда еще не носившее никакого названия. Ни в Ломоносове, ни в Петергофе в тот момент почему-то не было никаких литературных групп. Объявление о новом ЛИТО в Сосновом Бору было напечатано в общей тогда для всех газете «Балтийский луч». Шадрунов прочитал и приехал. И стал бывать на каждом занятии – правда, было это не очень долго, потом его приняли в литературное объединение одного известного ленинградского прозаика, и он стал заниматься там. А жил и работал в Ломоносове – с послевоенных времен.

Его тогда мало кто знал, он еще не был ни членом Союза писателей, ни Почетным гражданином Ломоносова. В один прекрасный день тогдашней заведующей библиотекой Татьяне Сушковой позвонили из книжного магазина «Горизонт» и попросили пригласить читателей на встречу с писателем-земляком – как раз вышла его книга «Психи», она пришла в магазин и автор должен был встретиться с горожанами и раздавать автографы. В библиотеке повесили объявление, желающих оказалось немало, и среди них была сотрудница библиотеки Наталья Пивнева, которая много лет спустя, уже после того, как Николая Вениаминовича не стало, предложила устроить чтения, ставшие традиционными. Потом-то Шадрунов стал частым гостем в библиотеке.
Шадруновские чтения

Идея провести Шадруновские чтения возникла в той же самой библиотеке через несколько лет после его смерти. Районная администрация начинание поддержала. Потом кому-то пришла в голову мысль вручать в этот день премию общественного признания – ту самую Красную Ворону, когда-то появившуюся в рассказе Ремизова, перекочевавшую от него к Шадрунову и даже появившуюся на памятнике «Наблюдатель», который сейчас стоит на Михайловском спуске, по которому Шадрунов регулярно ходил на работу в порт.

За эти годы лауреатами премии становились художники, музыканты, скульпторы – словом, люди, сделавшие немалый вклад в культуру. Музыкант Сергей Осколков – инициатор и организатор фестиваля «Сергей Осколков и друзья», который раньше всегда проходил в Каменном Зале Ораниенбаумского парка, и лишь в последний год перекочевал на время в Петергоф, поскольку павильон был закрыт на реставрацию. Организатор Ораниенбаумского морского фестиваля журналист Евгений Захаров. Скульптор Николай Карлыханов – это его лягушки, кошки, рыбки украшают сейчас скверы Ораниенбаума и Петергофа, и он же сделал того самого «Наблюдателя», имеющего явное портретное сходство с Шадруновым (просто для того, чтобы поставить памятник писателю, нужно разрешение Министерства культуры, а для установки садово-парковой скульптуры оно не требуется). Народный артист России Иван Краско. Начальник Морской полярной экспедиции Владимир Крюков – кстати, возле здания экспедиции есть великолепный парк скульптур. Словом, героев, получивших общественное признание, уже немало.

..И образовалось арт-пространство
Главная интрига нынешних слушаний заключалась в том, что до последнего момента было непонятно, кто же получит премию на этот раз. В фойе Дворца культуры (того самого, недавно отреставрированного на Дворцовом проспекте) правда, была развернута небольшая выставка, так что намек на кандидатуру был. Тут же все желающие могли видеть и сам приз – Красную Ворону работы Светланы Карлыхановой.
Ведущие после короткой (и, разумеется, посвященной Николаю Шадрунову) торжественной части предложили предыдущим лауреатам рассказать, что произошло в их жизни за минувший год. Николай Карлыханов успел сделать еще одну скульптуру – памятник просветителю Рубакину, которую открыли на днях. Евгений Захаров организовал гонку памяти купца Сидорова, регату на День ВМФ и фестиваль «Белые ночи в Севастополе». В жизни Ивана Краско были новые постановки. Сергей Осколков организовал несколько концертов. Словом, культурная жизнь развивается весьма бурно – а «Красная Ворона» является как бы ее годовым итогом.

Некоторые выступающие читали рассказы самого Шадрунова. А Наталья Пивнева рассказала, как в этом году приезжали племянницы Николая Вениаминовича, они впервые посетили Ораниенбаум. И, кстати, на родине писателя, в вологодской деревне Михайловке, сейчас тоже проводят Шадруновские чтения, и тамошние краеведы выяснили множество подробностей о детстве и юности писателя и его семьи. А заодно и другие стороны жизни родной деревни – ведь одно культурное явление непременно тянет за собой следующие.

В перерыве многочисленные зрители слушали аккордеон, любовались выставкой и рисовали ворон – такое вот образовалось арт-пространство. А главная интрига была еще впереди.

Лауреат – продолжатель проекта
Ну вот, наконец, и финал. Лауреатом «Красной Вороны» этого года стал художник Владимир Слепухин. Это именно его выставка встречала гостей в фойе, она так и называется «Ораниенбаум Шадрунова». Такое получилось продолжение проекта – Слепухин с Шадруновым и познакомились ведь в Ораниенбаумском парке, когда один писал этюд, а второй обдумывал очередной рассказ.

… Уже нет тех домов, мимо которых Николай Вениаминович ходил из дома на работу, с работы домой, на электричку, в библиотеку. Хотя, говорят, один из сгоревших домиков в той части Ораниенбаума, что примыкает к бывшему молокозаводу, будут восстанавливать. И о сносе других исторических зданий речи больше не идет. То, что было – основа для того, что будет. Ораниенбаум Шадрунова, сам Шадрунов, другие люди, когда-то здесь жившие, так и остались навсегда – в названиях улиц, в аромате садов, в памяти.
Ирина СЕВОСТЬЯНОВА
Tags: Ораниенбаум, краеведение, ссылки, статьи
Subscribe

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • Дайте нюхнуть дерьмеца

    Я тут опять обретаюсь на дзене. Дайте нюхнуть дерьмеца! Я постоянно путешествую общественным транспортом. Иногда это бывает приятно. Но порой…

  • Вот так

    Ну и что, фе1сбука, стало быть, лежит. Контактик цел. ЖЖешечка тоже в норме. Даже Одноклассники работают. :)))) Может, пора вернуться к истокам?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments