merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

ИХ РАЗЫСКИВАЕТ ПОЛИЦИЯ. ХРОНИКИ РЕСТАВРАЦИИ ВЫБОРГА

Статья Андрея Коломойского
Отсюда
http://vyborg-press.ru/users/8/537/

Те, кто следит за развивающейся историей сохранения и восстановления Выборга, обратили, наверное, внимание – с каждым днем все больше организаций стремятся проконтролировать расход средств на это самое восстановление и качество проведенных работ.

Этим занимаются от министерства культуры РФ до местных Любителей Выборга, включая врио губернатора, его замов, комитет по культуре, департамент охраны памятников и несколько странных советов, включивших в себя специалистов по родовспоможению и работе в карьерах, таможенников и директоров ресторанов.

Теперь в дело контроля вступила не только областная прокуратура, но и местная полиция.

Речь пойдет о многострадальном крепостном вале, обрушивавшемся трижды – в 2009, 2013 и 2015 годах.



Глава комитета по культуре, Наталья Кононенко, так объяснила свою позицию по законности проведения реставрационных работ на объектах культурного наследия:

«Мы с вами живем в правовом государстве и обязаны руководствоваться законодательством об охране культурного наследия. Законодательство об охране культурного наследия диктует, что на аварийном участке объекта культурного наследия возможно предположительное проведение первоочередных противоаварийных работ, которые должны быть выполнены на основании предварительных исследований. Поэтому просто так прийти желающий волонтер и начать делать что-либо на объекте культурного наследия федерального значения не имеет права. Это регулируется законодательством. Это нормальная позиция правового государства».

И продолжила: «Губернатор лично, в «ручном режиме» контролирует вопросы сохранения всего Выборга».

А 5 июня в Выборг прибыл врио губернатора Александр Дрозденко лично. Контролировать в ручном режиме. Он был суров – адресуясь к госпоже Кононенко, произнес: «…если к следующему моему приезду провал (разрушение вала – А. К.) не будет сделан за счет аварийного фонда, у вас появится другой заместитель». Следует подчеркнуть, что «заместитель» - это глава департамента охраны памятников Андрей Ермаков, в обязанности которого как раз входит обеспечение сохранности историко-культурных объектов, основанное на законах РФ.

Врио губернатора кто-то услышал - 7 июля на валу закипела работа – некие люди бодро сажали кладку вала на бетон (чего делать, мягко говоря, нельзя по реставрационным регламентам). К вечеру того же дня труд по варварскому бетонированию был завершен.



Событие вызвало широкое обсуждение в социальных сетях и прессе, за которым последовала и реакция.

В заявлениях на имя заместителя министра культуры Григория Пирумова и областному прокурору Станиславу Иванову заместитель председателя Центрального совета Всероссийского Общества Охраны Памятников Истории и Культуры (ВООПИиК), Алексей Иванов, сообщал:

«…данные работы проводились неизвестными лицами, без разрешения органа охраны памятников истории и культуры, в отсутствии лицензии на право проведения работ по сохранению объектов культурного наследия, согласованной методики и технологии работ, материалами, запрещенными к применению на памятниках истории и культуры. В результате этих действий объекту нанесен ущерб».

Статьей 243 УК РФ ответственность за такой ущерб определена: «…деяния, совершенные в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения, - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до пяти лет». Статья 243.1 определяет зависимость ответственности от размера ущерба: «Повреждением... …в крупном размере в настоящей статье признается причинение вреда, стоимость восстановительных работ для устранения которого превышает пятьсот тысяч рублей».

Как выяснилось, с заявлениями в прокуратуру обращались не только ответственные руководители ВООПИиК, но и те частные граждане, которым судьба Выборга, погибающего от некомпетентности и популизма подобных действий, не безразлична.

Ответы от прокуратуры уже начали поступать. Вот пример одного из них, и он прекрасен в своей детской непосредственности.

Заместитель начальника Управления по надзору за исполнением федерального законодательства, господин М. В. Волницкий, отвечает заявителю:

«…23.06.2015 в рамках осуществления государственного контроля за сохранением, использованием и популяризацией объектов культурного наследия Комитетом (по культуре Ленинградской области – А. К.) осуществлена проверка состояния объекта, в ходе которой установлено, что неустановленными лицами, без получения соответствующего разрешения в Комитете, проведены восстановительные работы на участке крепостного вала в южной части объекта. Указанная информация и акт обследования направлены в УМВД России по Выборгскому району ЛО для организации рассмотрения в пределах предоставленной компетенции.

В связи с изложенным, основания для применения мер прокурорского реагирования в настоящее время не имеется».










Из этого ответа областной прокуратуры мы можем понять, что само событие, когда «неустановленные лица без получения соответствующего разрешения» ведут какие-то работы на особо ценном объекте, памятнике общероссийского значения, не является снованием для применения мер прокурорского реагирования. Мне казалось, что ст.ст. 243 и 243.1 УК РФ толкуют такие действия однозначно и недвусмысленно.

И не кажется ли вам, уважаемые читатели, как и мне, что при таком отношении прокуратуры к национальному культурному достоянию Выборг находится в страшной опасности – собственно: на объектах охраны кто угодно может делать что угодно? Прокуратура дает carte blanche?

Вспомним призывы госпожи Кононенко к применению законодательства об охране культурного наследия, как практике правового государства. Так почему же прокуратура, имеющая функцию надзора за исполнением федерального законодательства, не торопится исполнить его в части норм, определяемых ст.ст. 243, 243.1 УК РФ?

Теперь исследуем вопрос чуть глубже. Вернемся к статье 243.1 УК РФ, определяющей зависимость ответственности от размера ущерба. Это важно, так как уже определен и ущерб, и его размер.

На состоявшемся 15 июля собрании попечительского совета замка вице-губернатор Константин Патраев сообщил, что 3 июля был подписан договор на устранение повреждений вала – и деньги на это, в размере 1 миллион 400 тысяч рублей, перечислены из резервного фонда губернатора (то есть – более 500 тысяч). Меру ответственности смотри в ст. 243.1 УК РФ - "срок до 5 лет".

Более того, на выходе к прессе на прямой вопрос к нему, как к председателю попечительского совета замка, о его отношении к поручению прокуратуры разобраться с вопиющим нарушением закона, адресованному Выборгскому УМВД, ответил: «Действия прокуратуры поддерживаю полностью!».

Теперь, запасшись попкорном, жду полицейского расследования «в пределах предоставленной компетенции». Лица «исполнителей» есть на многочисленных фото, личности «заказчиков», полагаю, поможет выявить опрос «исполнителей». Кто бы это мог быть, исходя из последовательности обстоятельств? И что полицейские с ними будут делать, если неожиданно найдут?

К помощи следствию предлагаю подключиться всем знаковым структурам и организациям – от минкульта до Любителей Выборга. Вспомнить о позиции правового государства, на которую ссылалась госпожа Кононенко, вернуть деньги, потраченные на устранение ущерба, в резервный фонд господина Дрозденко, проявить, так сказать, гражданскую позицию.



Так. Шутки – шутками, но вы поняли, надеюсь, какой адский бардак происходит в реставрации города, и что никакая прокуратура (да и никто вообще) ничего менять не собирается?

Вы поняли, что обложившись «общественниками» и «советами», они все вообще на закон забили?

Это цветочки – основные деньги на восстановление Выборга еще не начали поступать…
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment