merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

И по случаю Бельтана

Некоторое количество славянской готики. Первомайская баллада в моем переводе всего одна, я ее несколько раз размещала, но пусть тоже будет. Остальные - ну очень стр-р-рашные стихи. Не бельтанские - просто сказочные. Есть купальский, есть нечто зимнее, но в день, когда весна побеждает - я считаю, можно их рассказать.
Да, тут меня уже несколько раз спрашивали - так я только свои переводы размещаю. Чужие - редко, и когда публикую - обязательно указываю, чьи они.

Ян НЕРУДА (1834–1891)
МАЙСКАЯ БАЛЛАДА

Дева, взгляд подняв несмелый,
Грела воду в миске белой
Оглянуться не успела -
А вода уже вскипела.
Пузыри – как в дождь по луже.
Дева наклоняет ухо-
А вода шипит, клокочет
То поет - сверчка не хуже,
То жужжит,как будто, муха,
То, как воз вдали, грохочет.

Вот и полночь. В вожделеньи
Дева встала на колени –
Перстень свой в кровать швыряет,
Умоляя что есть мочи:
«О святая Петронилла!
Воля будь твоя и сила,
Мужа дай мне! Майской ночью
Всяк судьбу тебе вверяет!
Я любому мужу рада,
Я ни капли не капризна,
И приму без укоризны
Всякого, кого предложишь!
Приведи, какого сможешь!
Только рыжего не надо!"

Пар клубился и вихрился,
Девушка склонялась низко...
Слышит – пар, звеня над миской,
Голоском засеребрился:
"Нравишься ты мне, девица!
В церкви каждый день бываешь,
«Ave!» нежно подпеваешь.
С женишком тебе б резвиться.
Где же взять-то? Нет ответа.
Лишь лесник - другого нету.
Много дев в деревне, вижу...
Сам он как лисица,рыжий,
Серы очи, весь - как щепка,
И живёт не больно крепко..."
-Дай же! Хорошо и это!

Ян НЕРУДА
ДЕТСКАЯ БАЛЛАДА

Задремала мать к рассвету.
А дочурка ясным взглядом
Смотрит – Смерть садится рядом,

В рубашонку лишь одета.
Маленькая. Тельце - хило,
Белый венчик на головке.
И с сачком - чтоб среди лета
Ярких бабочек ловила.
Воском личико бледнеет,
Веточки-ручонки ловки,
Угольки-глаза темнеют.

-Лапушка! Бежим со мною!
Слышишь – ангел за стеною?
На минутку б в путь пустится
В край, где солнце золотится.
Порезвились бы, как птицы.

-Матушка не разрешает –
Боль резвиться мне мешает...

-Цветик мой! Бежим со мною!
Я б помочь тебе хотела -
Боль терзать не будет тело.
Песни ангельские слыша,
К небесам взлетишь всех выше.

-Меня мамка заругает –
Вон проснулась и моргает...

-Голубок! Бежим со мною!
За небесной глубиною
Боженька тебя приветит,
И Мария-дева встретит.
И святая загрустила:
-Нет моей дочурки милой!

- Что ж, пойдем. Но только тише!
Мамочку не потревожу.
Грустно ей – но отчего же?
Как во сне вздыхает – слышу.
Сердце ее больно скачет...
Смотрит на меня – и плачет...


ЯН НЕРУДА
ЗИМНЯЯ БАЛЛАДА
Сыпал снег. Дорогой торной
Чародей шагал проворно.
Виселицы остов черный
Вдруг его открылся взору.
И качаются три вора.
— Ну, ребята, как вам славно
На ветру качаться плавно!
Я сниму вас, уврачую,
С вами рядом заночую. —
Прошептал свое заклятье —
Хоп! Стоят рядком, как братья.
Сели все кружком во мраке,
Шеи дружно поправляют,
Чародея восхваляют.
Первый вор — черней собаки,
И плечо ногой накрыто,
Борода сто лет небрита.
А второй — с башкою драной,
На ноге на деревянной,
Третий — Боже правый, где ты?
— Лед в глазах, а сам — раздетый,
Иней на лице сереет,
Тело — лишь сосульки греют.
— Воскресил я вас. Воруя,
Путь свой далее держите.
Нынче жизнь я вам дарую,
Вы ж мне верно послужите.
Выпьем тут же, в чистом поле.
После — отоспимся вволю.
Вражье племя, мчитесь дружно —
Раздобудьте всё, что нужно!
Хлеб сюда, вино, постели! —
Ветром мимо просвистели.
Что за посвист разудалый!
Первый вор слетал куда-то:
— У вдовы забрал я нищей
Ту перинку. Счастье вору!
Спал на ней ребенок малый —
Нам-то, чай, коротковата!
— Не волнуйся! Будет впору!
Молодчина ты, дружище! —
И колдун, хозяйство множа,
Сотворил четыре ложа.
Где-то в небе ветер легкий
Прошуршал, как плач далекий.
Тут второй примчался с кружкой:
— Вот вино. Я ночью вьюжной
Ловко в шкаф залез, где служка
Спрятал всё, что к мессе нужно.
Но боюсь, что будет мало.
— Нам скупиться не пристало! —
Чародей опять колдует.
Бочки встали в ряд. И дует
Ветер алчный что есть мочи,
Словно волки среди ночи.
Третий вор спешит, ликуя:
— Вот облатка! ночь такую
У священника украсть я
Смог — больному нес в ненастье
Для последнего причастья.
— Что ж, приятель, это счастье,
Коль другого нету хлеба. —
Вдруг грозой разверзлось небо!
Воздух глиною сгустился,
Вихрем буйным закрутился,
И земля вся задрожала.
Что стояло, что лежало —
Улетает. Шелухою
Братство вознеслось лихое,
Только вздох раздался длинный.
Вдруг — всё стихло над долиной.
Холодно. тиши морозной
День вплывает из-за бора.
Виселица — тенью грозной.
А на ней — четыре вора.

Карел Яромир ЭРБЕН
1811-1870

ВЕРБА
Раз за завтраком отменным
муж спросил о сокровенном.

«Светик мой, цветочек алый,
ничего ты не скрывала

ничего ты не скрывала,
одного не доверяла.

Третий год пошёл со свадьбы –
беспокоюсь я. Узнать бы,

светик ясный, цветик чудный,
что ж ты спишь так беспробудно?

Ввечеру – бодра и в силе,
ночью – что мертвец в могиле.

Как ни напрягаю ухо –
но ни слуху нет, ни духу.

Мне сдаётся, право слово -
плоть твоя истлеть готова.
.
Пусть сынок кричит до свету –
спишь ты, как его и нету.

Цветик чудный, свет мой белый –
может, немочь одолела?

Если хворость тело гложет –
мудрый нам совет поможет.

Много есть травы целебной -
сыщем, что тебе потребно.

Пользы нет – но нет в том горя,
есть заклятия от хвори.

Слово - волны будоражит,
в гавань лодкам путь укажет,

Воли не даёт пожару,
рушит скалы, гасит свары,

Звёзды рвёт с небес… Родная,
и тебя спасёт, я знаю!»

«Друг мой добрый, муж мой страстный,
нет, заклятье тут не властно.

Там, где есть предназначенье,
нету средства для леченья.

Там, где властен рок суровый –
не спасёт людское слово.

Ночью я мертва. Так что же?
надо мной – десница Божья.

Милосердный и всесильный,
он хранит мой сон могильный.

Ночь – и вот душа взлетела,
поутру - вернулась в тело.

Рассвело – я встала снова,
слава Господу, здорова!
___

Зря поведала об этом.
озадачен муж секретом.

…Села бабка к печке близко,
воду льёт из миски в миску.

Вот двенадцать мисок рядом.
«Говори скорей - что надо?».

«Мать, ты знаешь звёзды в небе
и кому какой дан жребий,

где родятся все недуги,
где бредёт душа подруги.

Откровенная будь со мною –
расскажи мне, что с женою?

Ввечеру – бодра и в силе,
ночью – что мертвец в могиле.

Как ни напрягаю ухо –
но ни слуха нет, ни духа.

И сдаётся, право слово -
плоть её истлеть готова».

«Не мертва, хоть дух покинул,
но живёт лишь вполовину.

Днём она с тобой в светлице,
ночью – к дереву стремится.

Над рекою заповедной
верба есть, и так приметна -

Ветки жёлты, ствол же – белый.
дух туда летит из тела».

____
«Мне к чему такая милость,
к вербе чтоб жена стремилась,

проживём мы с ней и сами.
вербу – выдеру с корнями!»

Взял топор. Конец злым чарам!
вербу снёс одним ударом,

та упала на стремнину,
стоном разбудив долину,

листья вздрогнули печально
вздохом матери прощальным,

будто средь всего, что рядом,
всё дитя искала взглядом.
___
«Входят все в мои ворота -
что стряслось? Иль умер кто-то?

«Светик твой, цветочек алый –
будто под серпом, упала,

всё в порядке вроде было -
точно топором срубило.

Вздох слетел - средь тех, кто рядом,
всё дитя искала взглядом».

«Горе мне - башка дурная!
Я ж сгубил, про то не зная!

Деточка моя, кровинка!
Сирота ты, сиротинка!

Верба над рекой заветной,
бед ты сделала несметно…

В щепки - жизнь, на сердце – рана,
Что ж с тобой я делать стану?»

«Вынешь из реки, коль любишь,
ветки жёлтые отрубишь,

веточки прочны и гибки –
будут в самый раз для зыбки.

Будет зыбка, словно лодка,
пусть утешится сиротка!

Не уснув ни на минутку,
станет мать качать малютку.

Прут воткни ты над рекою,
чтобы рос себе в покое.

Сладит из него мальчонка
дудку, чтобы пела звонко.

Заиграет он – и снова
матушки услышит слово…"

Карел Яромир ЭРБЕН
1811-1870

ЛИЛИЯ
Увяла панна в цвете юных лет.
Так увядает ранней розы цвет,
Бутон, что гибнет вешнею порой.
Ей не хотелось спать в земле сырой!

«Нет, не несите на погост меня,
Там льются слёзы, мрак средь бела дня,
Там – вдовий плач и жалобы сирот.
Моё сердечко горем изойдёт!

Похороните в тишине лесной,
Цвести там будет вереск надо мной,
Лишь птички утром запоют – тотчас
Сердечко встрепенётся вдруг, и в пляс!»

…Прошли всего лишь год и день – и вот
Уже нежнейший вереск там растёт.
Ещё и трёх не миновало лет –
Цветок раскрылся – краше в свете нет.

Та лилия - что снег. Волшебный вид!
Чуть глянешь – странно сердце защемит,
Едва вдохнёшь чудесный аромат,
Неясные желания томят…

«Эй, слуги! Вороного мне коня!
Не сыщешь для охоты лучше дня!
Охотиться поедем в этот лес,
Где зелень, свежесть, ёлки до небес!»

Борзые лают – чем-то их привлёк
Тот странный бугорок – не бугорок…
И видит рыцарь – там, белым-бела,
Явилась лань, и мчится, как стрела!

«Эй, не уйдёшь ты, зверь моей мечты!
И не спасут ни поле, ни кусты!»
Он замахнулся, весел и жесток,
Но вместо лани видит лишь цветок.

Могучая рука ослабла вдруг,
У рыцаря перехватило дух,
И сердце бьётся, разрывая грудь…
От запаха ль? Скажите кто-нибудь!

«Велю тебе, слуга, наперсник мой,
Её ты вырой и снеси домой.
Пускай она б в саду моем росла,
А без неё и жизнь мне не мила!

«Верней тебя я не знавал слуги,
Её ты пуще глаза береги,
И днём, и ночью, и в мороз, и в зной.
Меня влечёт к ней силой неземной!

Пан в грёзы погружён. За часом час,
Слуга две ночи не смыкает глаз,
На третью - вышла полная луна,
Решил он пана пробудить от сна.

«Проснись же, рыцарь! Чудо видел я,
По саду бродит лилия твоя,
Вставай же, сударь! Знать, приходит срок,
Не медли! Слышишь дивный голосок?»

«Жизнь коротка, наполнена тоской,
Росинка в поле, дымка над рекой…
Горячий луч прогонит дымку с рек,
Роса исчезнет… Мой прервётся век…»

«Нет! Не прервётся! Поклянусь я в том!
От солнца - буду я твоим щитом!
Мой замок оградит тебя стеной!
Я умоляю, стань моей женой!

И зажили с тех пор они вдвоём,
Сынок родился, полной чашей – дом.
Казалось, их блаженству нет конца…
Но тут с указом шлёт король гонца.

Владыка пишет: «Завтра поутру
Велю тебе явиться ко двору.
Нужда большая в тех, кто верен нам.
Не время укрываться по домам.

С женой простился рыцарь у ворот,
Печален был – как знал, что горе ждёт:
«Коль не могу тебя оберегать –
Оставлю за себя родную мать.»

Сыновней волей мать пренебрегла.
Была, знать, на невестку с внуком зла.
Восходит солнце – прочь, ночная синь!
«Сгинь, девка тьмы, и ты, приблудыш - сгинь!»


Вернулся пан, снискав почёт и честь.
Печальная его встречает весть.
Где лилия и где же юный сын?
Их больше нет. Он вновь совсем один.

«Ах, матушка! Проклятая змея!
Не угодила чем жена моя?
Моей ты жизни погубила цвет –
Пусть для тебя погаснет божий свет!»
Tags: переводы, ролевые игры, чешская поэзия
Subscribe

  • Астрономический календарь

    Всем хороша осенняя ночь. И темная, и звезды яркие, и богатое объектами небо октября. Вот только погода в этом году непредсказуема. И, опять же,…

  • Астрономический календарь

    Эх, одно событие прошло сегодня ночью. Но остальное еще будет АСТРОНОМИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ Вообще-то Вселенная благоволит к терпеливым. Если…

  • Астрономический календарь

    Жаль, что слишком часто небо в облаках. Но бывают просветы - и надеюсь, что мы что-нибудь поснимаем. А пока - Мишкин календарь Астрономический…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments