merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Category:

Кто о чем, а я опять об Ингерманландии

В Сосновый Бор мы приехали из Сибири. Такие переезды были нормальным явлением - в советское время всех старались перетасовать. Любыми способами, от ГУЛАГа до армии и распределения после вузов. По распределению мои родители в закрытом Красноярске-45 и оказались. Как это происходило - тема для отдельного поста, отец мне рассказал, и я об этом еще напишу. Я была ребенком не особо хулиганистым, но с идеями, потому что читала много. Так и получилось, что роман совграфа А. Толстого "Петр Первый" я прочла классе в четвертом.

В романе том царь и его сподвижники регулярно отправлялись в какое-то место, которое называлось "Ингрия". Я основательно проштудировала все атласы, которые у нас были, но никакой Ингрии там не нашла. Спросила у родителей. Они не знали. Я пристала к учительнице. Она тоже не смогла мне ответить. Заметим - дело происходило в поселке Сосновый Бор. То есть на территории той самой Ингрии. Но географический вопрос я тогда так выяснить и не смогла.

Шли годы. В один прекрасный день я увидела объявление, что клуб самодеятельной песни "Ингрия" приглашает на концерт. Я туда и отправилась. Последующую мою кспшную биографию подавляющее большинство моих френдов знает, но я не об этом. Как-то в середине 80-х приехала я в клуб "Меридиан", чтобы позвать ребят на слет. Раздаю приглашения, на которых русским по-белому написано, что слет проводит КСП "Ингрия". Парень из Гатчины восхитился - о, красивое название, а если вспомнить, что оно значит... Кто-то из ребят и спросил - а что оно значит? Заметим, это был питерский исполнитель. Название было под негласным запретом. Из книг его, конечно, никто не вырезал, но как-то это особо не афишировалось. Санкт-Петербургская губерния - туда-сюда, а больше - Ленинградская область.

Нам мало что рассказывали. В школе были ребята с финскими фамилиями - но и с много какими еще, на комсомольскую стройку съехалось много народа из всех уголков страны. Как я теперь понимаю, взрослые тогда много чего боялись. В том числе и того, кто откуда. Свежи были воспоминания о депортациях и репрессиях - не только местных народов, но и других. Например, моя бабушка всю жизнь боялась сказать, что она - терская казачка. Именно по причине расказачиваний и прочих не слишком приличных дел, коими столь богата история прошлого века. Ребята старались при нас по-фински не говорить. Вероятно, по той же причине.

И вот, наконец, наступил век нынешний. Казалось бы - многое открылось, информация доступна, говорить можно в принципе обо всем, читать тоже все, что хочется. Однако у весьма образованного человека в один прекрасный момент возникает вопрос, откуда в Ораниенбауме взялись финны. У другого человека, тоже весьма просвещенного - рассказ, как он был в музее в Вистино, и что когда-то эти территории населяли люди, говорившие на чухонском языке, которого не понимали ни русские, ни шведы. Этот человек пришел на финский праздник и этот человек был в ижорском музее в Вистино. Но вот то, что эти люди, чьи предки говорили на том самом языке (а некоторые и сами) живут с ним в одном дворе и работали на одном предприятии, в голову ему не пришло. И человек очень удивился, когда ему про язык объяснили. Искренне удивился и даже извинился. Ну и много еще таких примеров.

Так я о чем? А о том, что буквально на моих глазах почти исчезло несколько культур. Очень интересных культур. А это значит, что регион обнищал и продолжает нищать, несмотря на относительно высокий по российским меркам уровень жизни и всякие инвестиции. Ибо богатство приносит только культура, и чем разных культур больше - тем страна богаче.

Казалось бы, нынешнее руководство Ленинградской области многое делает правильно. Во всяком случае, явно заметна позиция, что коренные народы должны быть полноправными участниками этнокультурного сообщества, сложившегося в регионе. Ибо к нынешней ситуации привело именно отсутствие контактов между двумя мирами. В результате более многочисленный мир поглотил аж три других. Чему в немалой степени способствовала государственная национальная политика советского времени. Конституционные права декларировались, но не соблюдались. В частности, представители коренных народов были лишены возможности получать образование на родном языке. Это объективный факт. Как результат - сфера применения языков, кроме финского, сузилась до бытовой. Со всеми вытекающими. К сожалению, это не только ингерманландская проблема.

Эти конституционные права не соблюдаются и сейчас. Те немногочисленные уже представители коренных народов, которые все еще считают ижорский или водский родным языком, лишены малейшей возможности на нем учиться. До полного исчезновения остался один шаг, и он будет сделан, если государственная политика в корне не изменится, причем немедленно.

Вроде бы попытки ее изменить предпринимались. В частности, несколько месяцев назад зашел разговор о комплексном развитии поселений компактного проживания коренных малочисленных народов. Ибо речь идет о строительстве нескольких крупных предприятий, то есть о том, что коренные жители просто растворятся среди приезжих. Принимать эту программу нужно немедленно - и не только принимать, но и реализовывать. Одним этнокультурным альманахом "Ладья" тут не отделаешься, равно как и фестивалями. Хорошими, кстати, фестивалями. И хорошими выставками. Но это все - музейное, а речь идет о выживании.

Кстати, о фестивалях. Точнее, об одном из них - действительно хорошем мультикультурном фестивале в Тосно. Один лишь пример. Декларируются мир и дружба, а также духовное взаимодействие. Но... На сцене - православный священник и муфтий, а лютеранского пастора нет. Но почему? Или мультикультурность у нас опять ограниченная? При том, что как минимум одного лютеранского пастора я там видела. :))) Если уж о равноправии - так о равноправии, не так ли? Давайте будем последовательными.

Теперь о некоторых организациях, которые якобы нарушают мир в регионе. Дело в том, что жители Сойкинского полуострова возражают против крупного строительства без решения проблемы выживания коренных малочисленных народов. И все. То есть против строительства без тех самых комплексных планов развития муниципальных образований, которые позволили бы им соблюдать свое конституционное право на образование на родном языке - да и вообще сохранение языка как такового. То есть они требуют воплощения в жизнь тех самых идей, о которых говорилось несколько месяцев назад в том же самом областном правительстве.

Что получится в итоге? Получится то самое, что и в Сосновом Бору при строительстве атомной станции, когда довольно многочисленные тогда местные жители просто растворились среди еще более многочисленных приезжих. Это и есть цель? Надо сказать, не слишком достойная - и продолжение сталинской политики наследственной ассимиляции. Да, в свое время финские лингвисты предупреждали о грядущем исчезновении водского языка. Предпосылки к тому были. Но мы живем в другое время. Сейчас мы можем многое сохранить - а значит, должны.

Между тем вчерашнее заявление главы региона может иметь весьма печальные последствия для культуры области, в том числе для русской. Ибо недалекие люди на местах понимают все однозначно. Национальная культура для них - это попса в стиле а-ля рюс, что, к примеру, у нас уже демонстрировали неоднократно. Нет, господа. Наша культура - это не водка, матрешка и балалайка. Про эфиопа замнем пока что, хотя сказки он слушал от няни-ижорки. Наша культура - это остзейский барон Блок, потомки французских эмигрантов Бенуа и многие другие. Среди великих деятелей российской культуры вы найдете людей не только с русскими фамилиями, но и с немецкими, французскими, итальянскими. Ибо культура наша питалась из многих родников, но основой была народная. Все народов, населявших огромную страну и ее регионы. И это особенно заметно где* Правильно, в Ингерманландии.

Теперь о некоторых мифах, которые сейчас пытаются навязать сверху. Не надо забывать о том, что победу в Великой Отечественной войне ковали все. Фотографию финского пекаря, умершего в блокадном Ленинграде, тут уже многие постили - в общем, это то, о чем старались не говорить, хотя в то время финнов еще в Питере и окрест было достаточно много. Но я напомню вот об этом человеке - командире 12 Приморской партизанской бригаде Александре Ингинене. Бригада действовала в Кингисеппском районе.

А это - жители деревни маленькой ижорской деревни Борки. Многие представители этого народа носили русские имена и фамилии. Но тут есть и финские, и остзейская... Кстати, на этом кладбище похоронен известный ижорский поэт, краевед и фольклорист Виктор Того. Не на мемориале, а неподалеку.

Это так, навскидку. Но об этом забывать нельзя - как и о разнообразии культур.
Впрочем, меня это вчерашнее высказывание натолкнуло на одну интересную мысль. Сделать все же серию материалов о представителях разных народов нашего региона - партизанах, подпольщиках, деятелях культуры и т.п.
Tags: краеведение
Subscribe

  • Немного петергофских красот

    Побывали тут на днях в Луговом парке в Петергофе. Вообще - мой любимый парк. Да какой у меня нелюбимый, особенно осенью? Короче, парк прекрасен. До…

  • Встреча краеведов в Стрельне

    Меж тем в полном разгаре фестиваль "Петергоф Литературный" - "ПетЛи". Вчера были в Стрельне, в Библиотеке семейного чтения им. Юрия Инге. Говорили о…

  • Земля непокоренных

    Моя статейка на дзен Земля непокоренных Я живу там, где был когда-то Ораниенбаумский плацдарм. Мы с этим выросли - и история изучения плацдарма…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments