merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Categories:

Это было в Котлах

Пожалуй, начну эту серию постов. Написаны они по разным источникам - что-то собирали мы сами, что-то - рассказывали местные жители в автобусах и просто на улице, когда случалось зацепиться языками. Много материалов собрали сотрудники Кингисеппской городской библиотеки, были и пуликации в местных газетах. Фото тоже не все будут наши - эта вот с портала Фотопланета. Я там тоже снимала, но у меня в тот раз не получилось

Деревня Котлы известна в первую очередь тем, что там находится одна из красивейших усадеб – точнее, усадебный дом когда-то был красивым, это памятник архитектуры федерального значения, который вроде бы должен охраняться государством. Но сейчас это просто развалины, и ходить по территории усадьбы без строительной каски просто опасно. Принадлежала она когда-то семье героя Отечественной войны 1812 года Александра Альбрехта, и именно поместье привлекает сюда довольно многочисленных туристов.

О событиях Великой Отечественной войны в этих краях рассказывают редко, но именно о них рассказывает мемориал, находящийся возле восстановленной церкви. Надпись на памятнике гласит, что похоронены здесь узники концентрационного лагеря, находившегося в центре деревни, рядом с церковью.



В Котлах в начале войны находился аэродром. Он существовал и во время немецкой оккупации, и после войны. Взлетные полосы и аэродромные сооружения можно видеть и сейчас. Аэродром непрерывно бомбили – первая бомбардировка была 18 июля. Сначала немецкая авиация применила осколочные бомбы, затем зажигательные. Разумеется, бомбы падали не только на военный объект, но и на жилые дома. Значительная часть деревни в тот раз сгорела. Бомбардировки были практически постоянными.

Советские войска в тот момент отступали. Местные жители частично эвакуировались в Ленинград или в соседний Ораниенбаумский район. Некоторые уходили к партизанам, которые уже начали к тому моменту действовать в Кингисеппском и Лужском районах.

Немецкие войска заняли деревню 28 августа. С аэродрома стали взлетать немецкие самолеты. Однако и сам аэродром, и проходящую неподалеку железнодорожную ветку надо было восстанавливать. Для этого немцы использовали военнопленных.

Лагерь военнопленных появился почти сразу же после того, как фашистские войска заняли Котлы. Находились там в основном раненые и контуженные советские бойцы. Среди пленных были и женщины-военнослужащие. В лагере оказалось и некоторое количество мирных жителей. Работа была тяжелой – изнуренные заключенные переделывали железнодорожную колею под немецкий стандарт (в Европе железные дороги в те времена были несколько уже, чем в России, на то была своя причина).
Старожилы вспоминают, что зима 1941-42 года началась рано и была очень холодной. Помещения лагеря, разумеется, не отапливались. Кормили заключенных очень плохо. Естественно, узники начали болеть и умирать. Как вспоминают старожилы, за первую зиму умерло несколько тысяч человек. Хоронили их в разных местах – в противотанковых рвах, в воронках от снарядов. Потом здоровые заключенные стали заранее готовить могилы. Словом, хоть лагерь в Котлах и не был лагерем смерти вроде Аушвица, но из тех, кто в него попал, выжили немногие.

Как вспоминает один из очевидцев, в те годы бывший еще ребенком, похороны происходили так. Открывались лагерные ворота, выезжала телега, которую тянули заключенные. На телеге – несколько раздетых трупов, потому что одежду с умерших забирали себе живые. Тела сваливали в какую-нибудь яму и закапывали.

Была в лагере и подпольная организация. Организовал ее пленный врач В.П.Вавилов. Виктор Павлович был родом из Тосненского района. Он был выпускником Военно-медицинской академии, а на фронте находился с первых дней войны. В плен попал, будучи раненым во время боя неподалеку от Лопухинки.

Его оценили даже немецкие врачи, поэтому он пользовался большей свободой, нежели остальные заключенные. Лечил не только пленных, но и местных жителей. Немецкие коллеги нередко обращались к нему за консультацией – в Котлах находился немецкий военный госпиталь, и был он за территорией лагеря. Это давало Вавилову возможность относительно свободно передвигаться по деревне.
Именно Виктор Павлович организовал подпольную группу. Подпольщики собирали сведения и передавали их радисткам, работавшим в Райнолово. Но немцы выследили группу – радисток арестовали.
Выяснилось, откуда они брали сведения. Однако Вавилов вовремя об этом узнал, и, когда полицейские пришли его арестовывать, Вавилова и еще нескольких подпольщиков в Котлах уже не было. Они ушли в леса к партизанам. Виктор Павлович сражался в партизанском отряде до 1944 года, когда был тяжело ранен. После войны жил в Средней Азии. Жители Котлов помнили его долгие годы после войны.

А что же остальные заключенные? Есть легенда, что лагерь исчез в одночасье и что после этого никто не может попасть в подземелья усадебного дома. Такие легенды, наверное, есть во всех деревнях, где расположены старинные усадебные дома. Краеведы считают, что заключенные не были расстреляны и захоронены в этом подземелье, а были вывезены в другие лагеря в Эстонии. Но поиски продолжаются до сих пор. Тем более что на территории Кингисеппского района находилось три концлагеря – в самом Кингисеппе, в Котлах и в Пейпии.
Tags: краеведение
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments