merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Эх ты, доля моя журналистская...

Не успела придти на работу - пришлось писать некролог про хорошего человека...
Размещаю тут свою старую статью про него. Любили мы его все. Фото - из Маяка


В начале пресловутых 90-х, когда производства сокращались, а институты не получали заказов, сократил многих работников и сосновоборский филиал ВНИПИЭТ. Это в общем-то негативная ситуация обернулась для нашего города одной счастливой случайностью. Кто знает – может быть, если бы институт продолжал работать в прежнем режиме, не появилось бы в Сосновом Бору такое удивительное явление, как Клуб юных изобретателей. Единственный в своем роде, которым с самого начала руководит Николай Петрович Колчев.

Мне трудно представить, чтобы в нашем городе кто-то не знал или хотя бы не слышал о Николае Петровиче. И в первую очередь это связано с его уникальной по результатам деятельностью в Клубе юных изобретателей. Но сегодня не о клубе – речь о самом Николае Петровиче, у которого, кстати, «на носу» — славный юбилей…

До клуба Николай Петрович работал именно в проектном институте и ушел на педагогическое поприще в 90-х. С тех пор сколько о юных изобретателях и их победах написано! А Н.П. Колчев — если упоминается, то, как правило, в качестве наставника очередного юного дарования… А между тем, у Николая Петровича биография, по которой можно изучать историю страны!
Родом он из Рязанской области. Родители были крестьянами, но после пожара вынуждены были перебраться в город Тулу. Здесь Николай пошел в первый класс местной школы, но проучился там недолго – через год семья переехала в Моршанск. Отец работал сначала на стройке, потом, поскольку был грамотным и умел считать, перевели его в магазин, а затем назначили делопроизводителем.

В школе мальчика больше всего интересовали естественные науки, в особенности химия. Но изучить профессионально эту замечательную науку довелось Николаю не сразу. В жизнь юноши ворвалась война – как, впрочем, и в жизнь всех советских людей, а с ней — раннее взросление, недоедание, помощь старшим — «все для фронта, все для победы».

В марте 1943 года его призвали в армию, и Николай попал на Калининский фронт. Потом этот фронт переименовали в 1-й Прибалтийский – и это было уже совсем другое дело! Настроение красноармейцев сразу изменилось – название «Калининский» настраивало бойцов на оборону, в то время как «Прибалтийский» явно свидетельствовало о наступлении. Но до победы было еще так далеко!

В ноябре 1943 года войска 1-го Прибалтийского фронта вели наступление на витебско — полоцком направлении. Им удалось вклиниться в оборону немцев на глубину 45-55 км, занять выгодную позицию около Витебска, взять врага в полукольцо и выровнять линию фронта. А зимой 1944 года, совместно с Западным фронтом, войска 1-го Прибалтийского прорвали оборону противника, глубоко охватили и затем разгромили группировку немецких войск. В историю Великой Отечественной войны эта операция вошла под названием «Витебская».

Фронтовая судьба Николая Петровича похожа на тысячи других. Он был стрелком-автоматчиком (как Александр Матросов!), а эта «специализация» предполагает самое непосредственное участие в боях. Сколько он их пережил, но случился «последний бой – он трудный самый»… Николай был серьезно ранен. Начались долгие месяцы госпиталей. После излечения его направили учиться, но не на химический факультет университета, а в военное училище. Сначала это было Астраханское пехотное училище, а затем – Одесское. Когда Николай Петрович закончил обучение, война уже победно завершилась. Но работы у армии хватало — недаром же тогда и солдаты служили не год и не два, а целых семь, а офицер – профессия на всю жизнь. И только в начале 50-х у молодого офицера появилась возможность досконально изучить науку, которая интересовала его еще в школе. Он поступил в Академию химической защиты, успешно ее закончил. Но долго служить в новом качестве не пришлось. В 60-х годах в Советском Союзе началось массовое сокращение армии – Н.С. Хрущев считал, что столько военнослужащих стране не нужно. Насколько верным был этот шаг тогдашнего правительства — судить трудно, только на судьбах многих офицеров это сказалось не лучшим образом…

Но у Николая Петровича, к счастью, была возможность работать по специальности. Жил он тогда на Дальнем Востоке, и после увольнения в запас стал заведующим химической лабораторией на одном из предприятий Комсомольска-на-Амуре. Однако отставка была недолгой – оттепель быстро кончилась, через два года офицеров, которые еще не достигли пенсионного возраста, снова призвали в армию. Вскоре Николай Петрович с Дальнего Востока был переведен на другой край огромной страны, в Эстонию, и окончательно демобилизовался лишь в 1973 году. Тогда он и попал в Сосновый Бор. Двадцать лет проработал во ВНИПИЭТе, а потом его биография снова круто изменилась. Перестройка привела его в Центр развития творчества, который тогда еще, кажется, был станцией юных техников. Опытный инженер начал осваивать популярное тогда направление – теорию решения изобретательских задач. Ему снова пришлось учиться – на сей раз в Народном университете научно-технического творчества, затем – во Всесоюзном институте ТРИЗ в Кишиневе. На курсах изучил патентную работу – и это очень пригодилось в работе с юными изобретателями. Хотя и у самого Колчева – 12 патентов и 12 авторских свидетельств. Надо сказать, в области ТРИЗ Николай Петрович тоже достиг значительных результатов – мастер, член международной ассоциации, действительный член Санкт-Петербургской Академии изобретательства… И как педагог – добился высшей квалификации!

Можно было бы сказать, что это – закономерный итог плодотворной творческой работы, но слово «итог» тут абсолютно не подходит, поскольку процесс сам по себе непрерывен.

Но давайте вернемся в «бурные девяностые». Время было хоть непростое, да интересное. Страна не знала, как жить – и люди тоже. Одни бросались в крайности, другие искали легких денег. Отрасли, процветавшие всего-то каких-нибудь пять — десять лет назад, перестали существовать. Что касается системы образования… тут и говорить нечего – столько экспериментов, сколько перенесла за последние двадцать лет наша школа, вплоть до высшей, ни одна другая просто не выдержала бы. Да и на судьбах тех, кому довелось эту самую российскую школу в те годы оканчивать, ситуация сказалась не самым лучшим образом. Люди получали никому не нужные профессии и, естественно, по специальности не работали. Инженерные специальности вообще вышли из моды, и то, чем страна до того момента имела все основания гордиться, растворилось в пространстве. Старые инженерные кадры уходили, новые не появлялись. О науке и говорить нечего. А изобретательство так и вообще практически исчезло на какой-то момент – притом, что в советское время в нашей стране Общество изобретателей и рационализаторов было весьма мощной организацией.

Сосновый Бор в этой ситуации оказался благословенным уголком. То, что рушилось вокруг – у нас лишь слегка пошатнулось. А кое-что – и появилось. В частности, кружок ТРИЗ в Центре развития творчества.

Поначалу, правда, дела шли не очень успешно. И именно по той причине, что техническое творчество стало немодным. Однако на таланты земля русская не оскудела, ребята, которые хотели этим заниматься, в сосновоборских школах учились, и надо было только направить их на путь истинный. Долго думали, как это сделать. В конце концов, вместо кружка появился клуб. Это было правильным и мудрым решением. Ведь кружок предполагает разделение на учителей и учеников, а в клубе как бы все на равных. Конечно, руководитель остается руководителем…

Надо сказать, появление Николая Петровича в Центре развития творчества было очень своевременным! Он как раз успел ухватить за ниточку то, что готово уже было потонуть (как это произошло почти везде, когда вместо инженеров стали появляться толпы менеджеров неизвестно какой квалификации). Клуб носит имя великого русского изобретателя Кулибина. Девиз: «Если не сможем мы, то кто?» Как это верно! Потому что есть в нашей жизни то, что нужно делать обязательно – иначе все, что в нашей стране есть хорошего, уйдет на дно. И делать это нужно, даже если это не приносит немедленной и большой выгоды.

Обучение в клубе идет по авторской программе. ТРИЗ туда тоже входит, это – основа основ. Но одновременно с ТРИЗ ребята стали изучать патентоведение, что ой как непросто! Сочетание теории и актуальных практических задач принесло свои плоды. Клуб очень быстро завоевал популярность у юных сосновоборцев. И какие только задачи ребята перед собой ни ставят! От инвалидной коляски на воздушной подушке до марсохода принципиально новой системы. Надо сказать, что изобретения юных сосновоборцев признаны на самом высоком уровне – многие участники клуба становились призерами международных изобретательских и научных конкурсов и выставок. Проводится изобретательский конкурс и в Сосновом Бору, мы о нем рассказывали много раз. Начинался он тоже постепенно – сначала это был конкурс на лучшее техническое решение, в котором участвовали школьники и учащиеся ПТУ. Задачи давали предприятия и оценивали работы тоже представители сосновоборских предприятий. Конкурс сначала был городским, но уже десять лет назад поменял свой статус на областной.

Юные изобретатели и их руководитель, что называется, нашли друг друга. Многие из тех, кто давно уже окончил школу, заглядывают в родной клуб – да и специальности ребята выбирают, как правило, технические. Есть уже даже династии – если изобретательством увлекся старший ребенок в семье, то и младший последует по его стопам, это проверено десятки раз. Самые свежие примеры — Клюевы и Сосновы. И еще будут, можно не сомневаться!

В клуб, к Колчеву, обязательно будут приходить все новые ребята. Его миссия особенно актуальна сейчас, когда россияне опомнились и снова стали учиться техническим специальностям, без которых невозможно дальнейшее развитие не только страны, но и всего человечества. Наступает момент, когда дети снова станут играть в космонавтов, самыми любимыми игрушками снова станут конструкторы и сборные модели. И изобретения – тоже еще будут. Ведь делать что-то новое – не просто нужно, это еще и очень интересно.

А когда интересно — тогда все получается. Вот Николаю Петровичу Колчеву – интересно работать с детьми, интересно учить их необычным делам, интересно, когда они что-то придумывают и добиваются высоких результатов. И он каждый раз вновь проходит вместе с ними этот увлекательный и загадочный путь познания и открытий…
Tags: Сосновый Бор, краеведение, мои современники
Subscribe

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • Дайте нюхнуть дерьмеца

    Я тут опять обретаюсь на дзене. Дайте нюхнуть дерьмеца! Я постоянно путешествую общественным транспортом. Иногда это бывает приятно. Но порой…

  • Картины на городских улицах

    "Горгону! нежно люблю. Молодцы ребята, и город наш стал ярче и интереснее, когда они взялись за дело. Космически-военная тематика - окраина…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments