merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Отработанная схема

Это не статья, а пост, потому несколько сумбурный. Против распространения возражать не буду

Пока о приватизации Андерсенграда речи нет. То есть она заходит достаточно регулярно, есть в нашем городе люди, которые спят и видят, как бы это все подгрести под себя. Но пока детский городок успешно работал как учреждение культуры, сделать это не получалось.

Каждый человек, имеющий хоть малейшее представление о том, как работает учреждение культуры, подтвердит, что оно, как говорил известный режиссер, начинается с вешалки. Там важно все. И территория, и фойе, и зрительный зал, и декорации, и костюмы, и музыка. И не только на представлении. Представлений не бывает без репетиций. Действия не бывает без оформления. Это понятно ежу, но, к сожалению, не особенно понятно тем, кто сейчас руководит нашей сферой культуры - и общероссийской, и городской. Оформление делается заранее, а не за пятнадцать минут до представления. Если оно делается за пятнадцать минут, то это не представление, а халтура.

В этом смысле наши драгоценнейшие власти, которые обходятся налогоплательщикам в немыслимые суммы, занимаются именно навязыванием халтуры.Это проявляется решительно везде и даже замечено - была, помнится, очень толковая статья в какой-то газете про кривые ручки. Так вот кривые ручки появляются не сами по себе. Их усиленно культивируют те, кто сейчас у власти. Ибо важно не дело сделать, а получить за него деньги.

Подмена системы ценностей. А формирование системы ценностей - это как раз одна из задач культуры. В этом смысле власти просто необходимо, чтобы вместо культуры была халтура. Ибо халтура как раз и сформирует у значительной части населения, той самой части, которая не способна активно сопротивляться,
нужную систему ценностей. То есть антиценностей, по сути-то.

Это не так заметно в мегаполисе, главным образом за счет того, что там все-таки сконцентрировано довольно большое количество сопротивленцев, не дающих упасть культуре ниже плинтуса. Просто за счет количества, равно как и за счет того, что даже в органах власти попадаются эти самые сопротивленцы. Редко, но попадаются. В натуре это выглядит так. Идет третьесортный "народный праздник", а рядом в библиотеке происходит нечто совсем иное. И я могу назвать своих друзей из Москвы и Питера, которые регулярно это что-то организуют.

В маленьком городе все сложнее. Тех, кто пытается активно сопротивляться системе, по пальцам можно пересчитать. И противнику гораздо легче с ними расправляться. Я уже писала о ситуации с музыкальной школой. По сути-то, главной задачей было убрать директора, который порядочный человек и как раз таки относится к категории сопротивленцев, которые не дают нашему Хоббитону окончательно деградировать. Там администрация победила, этот человек, хоть и живет в городе, но работает теперь в соседнем субъекте федерации. Сосновый Бор потерял - Кронштадт приобрел прекрасного преподавателя.

Следующая задача идеологов (или, в данном случае, скорее идеологинь) целлофанового мира - убрать еще нескольких людей. Тем двоим, которых коснулись репрессии в детском городке, несколько раз заявлялось - если вы не уедете из города, то... Последний раз это было сказано вчера. ОговорочкПои по Фрейду.
Нет господа. Они не уедут. То есть мы не уедем. Потому что каждый такой человек - потеря для города. Они мешают вам насаждать халтуру. И мы будем бороться. Всеми возможными способами. Но не дадим вам, ведущим себя, как оккупанты, превратить Сосновый Бор в Быдлоград. Это было, так сказать, программное отступление. Теперь вернемся к баранам.

Дело в том, что существует определенная схема превращения объекта культуры в руины. Мы это видели уже неоднократно и в окрестностях, и у себя в городе. Первый шаг в отношении Андерсенграда был уже сделан позапрошлым директором - снят статус памятника садово-паркового искусства ХХ века. Это было давно, когда идея о приватизации усиленно муссировалась в некоторых кругах. Тогда не получилось. не дали. А не дали, потому что там действительно происходило много интересного, и в общем это было единственным местом, где детишки из сосновоборских трущоб, находящихся по соседству, получали не кривое представление о мире. Есть результат, кстати. А получали они это представление потому, что там шли красивые познавательные программы и роскошные праздники - да и сейчас это еще не совсем в прошедшем времени. Но схема начинает работать. Как она выглядит? А вот так.

Сначала искусственно снижается уровень того, что проходит на данном объекте. Народ, естественно, перестает туда ходить, так что уровень еще больше снижается - зачем стараться-то, населению это не нужно. Потом деятельность прекращается вообще, и кто бы сейчас чего ни пел в уши, как пела мне тут давеча начальник отдела культуры - объект начинает разрушаться. Это мы видели на примере старинных усадеб, лебяжинской школы, да и нашего дома Петрова, где были и школа, и больница, и клуб, а теперь остается только его снести.

Но, конечно, Андерсенграду превратиться в руины не дадут. Найдется "добрая душа", которая тут же прибежит и скажет - вот я туда вложусь, спасу, а вы отдайте его мне. И уже ничего не останется, как действительно продать.

Для того, чтобы всего этого не случилось, нужно только одно. Программы уровнем не ниже тех, что проходят сейчас. Праздники не хуже Саммерфеста. А они были, между прочим. Чудесные добрые городские праздники, искренние и без всякого глянца, столь любезного нынешней российской власти. Кто пытается убить детский городок, местная администрация или его собственное руководство, я с уверенностью сказать не могу. Но все движется именно в этом направлении. Чтобы предотвратить дальнейшие шаги, нужно одно - не допустить халтуру. Как нельзя ее допускать и в других сферах, но в культуре особенно.

Как происходит подмена нормальной результативной деятельности на халтуру? А очень просто. Вот работает специалист, знающий свое производство от и до, постоянно выдающий новые идеи и содержащий в порядке то, что ему доверено. Его под тем или иным предлогом убирают. Нанимают на его место "своего человечка" - друга, свата, брата, любовника и кого-там еще.

Это ничего, что он не знает производства и ничего не умеет. Он "свой". А получать деньги должен в первую очередь "свой". Ведь важно деньги получить, а не работу качественно сделать.И это стало весьма распространенным явлением. Сфера же культуры кажется для подобных явлений весьма подходящей - ну что там, намалевал как-нибудь афишку, включил провод в розетку, показал детишкам халтурную программульку - и будет тебе счастье. Хреновый звук на городской площади? Ну ничего, это же свой. Третьесортная пошловатая команда на сцене? Свои люди.Хреновый звук на городской площади? Ну ничего, это же свой. Звука вообще нет, а оператор в это время пьет в фойе мэрии водку? Ничего страшного, свой, мы его и в следующий раз пригласим, иначе никак, своим людям платить надо, а не чужим. Глядишь, свой и поделится. Третьесортная пошловатая команда на сцене? Свои люди. И никто тебе слова плохого не скажет, ни свой начальник, ни свой руководитель соответствующей сферы.

Это особенно опасно в маленьких городах. Дело в том, что мы и так нищие. У нас - каждое событие на счету. Фотовыставка, устроенная ребятами из интернет-сообщества. Выставка местных художников. Встреча в библиотеке. Успеть можно везде, и это не требует ровным счетом никаких усилий. И еще один момент. В большом городе - куча прекрасных профессиональных театров, оркестров и т.п. У нас каждый концерт хорошего коллектива - событие. У нас есть в основном только то, что мы сами делаем. И стараемся делать качественно. Поэтому малейшая попытка внести в процесс даже элемент халтуры - преступление, влекущее за собой другие преступления, порой куда более страшные.

К сожалению, те, кто руководит сейчас данной сферой, этого не понимают. Ну, или считают, что после них - хоть потоп. Не люблю словосочетания "оккупационные власти№Ю но это именно они и есть, по сути-то. Именно оккупационные власти в первую очередь расправляются с местной культурой, насаждая свою - в данном случае полиэтиленовую. Но деревянные табуретки у нас пока что остались.

Не знаю, кому как, а мне за державу все-таки обидно. И не хочется под них подламываться, если честно. Так что пробьемся. Но щадить кого-либо из этих господ и госпожей у меня больше причин нет ровным счетом никаких.

Друзьям из больших городов и заморский стран все это может показаться неинтересным и далеком от того, что беспокоит их. Это естественно. Но вообще-то здание обычно строится из кирпичиков, и если один из них выпадет - строение станет менее прочным, а там, глядишь, и вообще разрушится.
Tags: Сосновый Бор, культура
Subscribe

  • Исходный материал для творчества

    Занялась перебиранием рундука в прихожей. Пытаюсь понять, что делать со старой курткой - не могу я просто так выбрасывать одежду, рука не…

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • В Александрии

    Шуршать там, конечно, уже почти что нечем. Но вот. Объясняю последнюю фразу поста - дело в том, что этим летом мы с Гошкой были в Петергофе, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments