merelana (merelana) wrote,
merelana
merelana

Итоги прошлого года

Несколько лет назад появился этакий флэш моб - в начале года подводить творческие этоги предыдущего. Одни выкладывают фото, другие - стихи. Ну фото я уже вчера выложила, а теперь вот переводы. Оно не всегда точно совпадает по месяцам, то густо, то пусто, но постаралась распределить более или менее равномерно.

Январь
Тадеуш ГАЙЦЫ
ДОРОГА ТАИНСТВ
Мертвецов голубеющий прах
прорастает стихией мощной
и узоры рисует в глазах
как мороз по окну каждой ночью

Белый череп луны колышет
костяные планет пирамиды
заплутаешь и сгинешь – звери на токовище
стеклянистым мехом покрыты.

Поддайся лишь ночи мглистой
и грому, что ластятся томно -
землей ты пророс, как листьями,
огнем и водой затоплен.

Губка-рот смягчен непокоем
увидишь: тайные знаки,
что в глазах выводит рукою
тот, кто кости умерших знает.

Зашипят и известь, и фосфор
каждый след твой углем засыплет
но на куполе ночи звезды
вновь взойдут близки и красивы

И выводит тебя из смятенья
(сжат ты кожей рыбьей подобной)
тот кто трав и огня шелестеньем
сон откроет – чужой и недобрый.



Мирослав КРЛЕЖА
(1893 — 1981)
СКЕРЦО
Лето 1590 от Рождества Христова

Дударя да мартышку
В слякоть, в ночь на Мартына
Гусыня встретила в темноте:
-Эй, кореша!
Согреться бы где.!
-Бахуса ищем мы, дорогуша..
Найдется пузырь у него для нас!
Так что держись-ка, подруга, нас!

Зашли в кабак- пряный рыбный дух,
В кипящем масле жарят белуг,
Как в Рождество, остролист вокруг.

Пират там вино молодое пил,
Кружку уронил да Гусыню облил.
А Гусыня пирата
Мокрыми крыльями обхватила,
Словно в епископа превратила.

Дударь мартышке подлил винишка
Для храбрости в кружку плеснул чуть-чуть.
Монах унылый, - как мельница, рыло -
Сперва молчал, но принявши на грудь
Запел, как… не к ночи помянут будь:

«В такую ненастную ночь Овидий дьявольски нужен,
особо тому, кто подагрой недужен:
podagram tollere nescit medicina.
Выпей вина, коль ломит кости и спину,
Выпей вина – вот тебе вся медицина!

«Во Флоренции яйца себе отсидел я,
Грыз церковные книги, что твои скалы.
Венков из лавра наплел немало
Отцам Церкви, и сам готовил зелья.
Что с того? Бед череда:
Свербь, грызь и нуда.

«В мочевом пузыре моем камень, точно иголка
По капле копил я учености войско,
Чтоб Господней державе дать крепкое Воинство…
Тень от тени я стал – а трудился, как пчелка!

«Летописец, что пишет складно и ладно,
Гвардиан, павликанец,, хитрец изрядный –
Что ни день – все более изнурен.
Грех изводит меня, как Грифон.
В нелюдя превращаюсь,.
Теряю я человечье обличье,
Послушникам ложь за правду талдычу.

«Исповедуюсь, перед братией сокрушаюсь,
На колени валюсь, в поклонах лба не жалею,
То крещусь, то пощусь, то молитвы бессчетные блею,
Как Исхода, Истины вожделею.

«Изнуренный, каждый Божий день я таю,
С ересью борюсь каждый миг,
А сам – лютеранин и еретик.

«Книжных корок полезней
Нежная корка фазана
Вельзевул со свитою пьяной

«Фаршированные колбасы,свинина,
Ярмарка - не слезы Девы невинной,
Запах крестьянской девки, крепкой и красномордой,
Титьки – как две айвы, белы и тверды.

Дударь, мартышка, морской бродяга,
Пьяный загорский монах-бедолага –
Гусыня Мартинская всех обняла.

Влетел нетопырь, сбил фонарь со стола,
Раскрыл над ними два черных крыла,
Пьяных грешников скрыла мгла.

Март
Юлиан ТУВИМ
(1894–1953)

КОКТЕЙЛЬ
Он скользнул - и в золотистом зелье
Змейкою зеленой вьется сладость,
Мистер Миксер, гордый лорд Коктейля,
Грозный губернатор Цветограда.

Из бутылки – каплей окровавил,
Булькнуло и радугою стало
В позолоте водки - разнотравье
Алой паутинкой заблистала.

Краски все совсем иными стали.
Там арак, вино чуть золотится,
Словно что-то вздрогнуло в бокале
Пестрой непоседливою птицей.

Круглое, бесформенное - вольно
Повернулось, проплывая странно.
Звон палитры в цвет, как в треугольник,
Взор стеклянный мой – в стекле стакана..

А когда потом на свет увидел -
Все в движеньи, в блеске, в пене, в дрожи...
Губернатор! Белоснежный китель,
И колибри, и павлин на роже.

А когда палитру осушил я -
Неба с высоты глотнул и света.
Залпом все мозги в башке отшибло
Моего Величества - Поэта.

Апрель
Кароль ВОЙТЫЛА
(1920-2005)

Каменоломня
II. Вдохновение
1.
Начиналась работа внутри, а снаружи так много пространства,
что ладони находят тотчас, достигая границы дыханья.
Воля в камне глубокий звон услышит в тиши.
Когда мысль уверенной станет -
Тотчас сердце и руки достигнут вершин..

За уверенность мысли, за силу, за верность глаза
Щедрой будет оплата:
Камень силу отдаст, человек созревает в работе,
Лишь она принесет вдохновенье тяжелого блага

И с нее начинается все, что взрастает в сердце и мыслях,
Все свершения в мире, все то, что людей окружает -
о, какая любовь в этом молоте зреет!
Дети стайкой возьмут ее в завтра,
напевая: «сердца наших предков работою полны»

2.
Вдохновенье в руках не останется. К сердцу камня
Через сердце людское войдет - сердцевины особой творец.
Из нее разрастаясь, историей камня станет,
Равновесием – в людях, как любовь, что прошла сквозь гнев..

Два начала всегда в человеке, его не оставят,
не уйдут ни из крепких плеч, ни из сердца движений скрытых,
Но дополнят друг друга, рычагом они мощным станут,
Что движенье и мысли сомкнет кольцом неразрывнвм.


Если хочешь остаться в людях, издалёка путь пролагая -
Пусть над слов простотой твоя речь две силы вберет.
(твоя речь не брызнет, напрягаясь лишь собственными рычагами,
которыми творятся любовь и гнев )
Тогда никто Тебя не вырвет из человека, от души его не оторвет

Май
ЗОЛОТЫЕ ОГНИ

Вьются искры золотые,
По небу летят
Посмотри – увидишь ты их.
Утешение и ласка для тебя, солдат.
Стаи звезд окинешь взглядом -
Что еще в окопе надо? Что же надо?

Звездопада сноп чудесный
Льется с высоты,
Встань, солдат, в окопе тесном
На колени ты.
В тихом свете звездопада
Встань и помолись.
Звезды упадут златые,
Грусть-тоска твоя остынет,
В небо ляжет путь солдата,
Путь солдата.

Июнь
Тадеуш БОРОВСКИЙ
(1922-1951)

НАРЕЧЕННОЙ
Небо – из досок. Дали закрыты мокрой стеною.
И зелень берёз за колючкой струится потоком чистым.
Свист иволги тонкий вьётся, с зелёной сплетясь волною.
Голубой человечий пепел ветерком разносит по листьям..

Прекрасна картина лета. Как будто гора цветная
Из полотняных платьев - рассветы пестры и закаты.
Кружатся странники-гуси, с болот свой путь начиная,
Вдохнув над пастбищем зрелым целебных трав ароматы...

Открылся мир, как ладонь. Там, за колючей чертой,
Пунцовая земляника в чаще густой и синей.
И в зелени серебристой – сиянье крыш апельсинных -
Художника лёгкий рисунок, ясный, смешной, простой.

Как же прекрасна любовь, сердец наших тишь и пламя,
Явила на свет нас, уносит, как ветку – поток влекущий,
И мы – заплутавшие дети в огромной таинственной пуще
Избушка на курьих ножках стоит перед нами.

Но что есть страх человека, что – робость крови и чувств,
Когда смотришь в ночь, в костер, пылающий сильно и ровно,
Кровь в жилах застыла, а в проволоке – как пульс,
Горят штабеля людей, как смолёные бревна.

Вновь подходит колонна. Вагоны, камера, газ,
Люди воздух и воду на вес золота мерят,
В ежедневном кошмаре взрастает легенда о нас,
Кто придет после нас – в это все не поверит.

Вот он, барак, набитый парным человечьим мясом,
Человечьим живущим пеплом. Обшие миска и койка,
Общие страх и надежда, и дождь барабанит бойко,
И над миской баланды все руки трясутся разом.

И вот, певец Человека, лежу на нарах барака,
Стремясь легенду, как птицу, схватить на лету.
Напрасно смотрю в глаза, ожидая тайного знака,.
Но вижу лопату и землю, похлебку и пустоту.

Уже только пепел. Одни тела еще живы.
Один лишь неба простор, что в очи ткнется волной.
Со всей Европы сюда мы собрались, чужие,
И к лесу, в обитель мертвых, идем дорогой одной.

Жива только плоть. Руками лицо закрываю.
Словно чужую стихию, свое ощущая тело.
Поэзия встрепенулась, как птица, едва живая,
Чуть вскрикнула –и упала. Слабея, зовет неумело.

Тут тиф и гангрена, бараки, камера, газ
Пламя и пепел, ничьи останки по ветру.
Так и родится эпос, Мария, в трагический час,
Руки – молча к лицу. Так и живу на свете. .

Июль
Тадеуш МИЦИНЬСКИЙ (1873-1918)
ПРИЗРАК

Духи белые с кладбИща -
Как страдальцев дым, плывут,
Тянут злобные когтищи,
Сердце на кусочки рвут.
Мощь распаханной земли
Ветер рвется, ветер свищет
Шепчут упыри, пришли
В сердце. Ночь - их страшный суд.
Бомбы рвутся, свищут пули,
Дымом сплошь заплыл редут.

Тот солдат кровавый...-Прочь!
Стонет виселица рядом.
Меч вонзи в сердце мне в эту ночь -
Песню сердца услышишь в награду.

Ха. Процессия. Гроб там несут.
Ба! И я Судии вижу трон
Там, меж звезд, открывается Он,
Обезглавлен, вершит Он свой суд.
И покуда смолк шум голосов,
Стынет люд, где пути в поле нет -
На ладьях — перья черные сов,
И на шлемах блестит звездный свет.

Перед Ним на колено встану,
Как на плахе, главой на пне.
Призрак радужный плачет по мне:
Мол, влюблен ты, поддался обману?

Я ответил: отдам кровь свою
Я за песнь, что всем сердцем пою,
За один Божий дар— голоса,
Что народ громом шлет в небеса.

Но раздался тут кошмарный смех
Конь рванулся и в галоп помчал,
Под копытами взметнулся грех,
Мне Отваги глас трубой звучал.

И не стану я больше молиться
Больше смерти искать — не с руки,
Ощущаю - летит мне в глазницы
Белый иней с черной реки

Пусть же конь мой галопом помчит,
Ввысь над гробом живым, как стрела.
Зов Отваги пусть медью звучит
Осыпается звездами Мгла.

Август

Франсиско МАЧАДО
1884-1950

ТЮРЕМНЫЕ ЧАСЫ
Светящимся кругом
над площадью пустынной
тюремные часы
с колоколом старинным.
______________________

Вздох ветра всю площадь
Наполнит их звоном,
А время считают -
Похоже, что стонут
О, сердце тюрьмы!
Зловещий рассвет затронул
обитель печали,
и страданий бессонных!
Дом, где узник несчастный
живет, а смерть безмолвно
спешит, часы считая
безжалостно и ровно.
Текут часы печали
Как медленно и скорбно!
В печальном плывут окруженьи,
Химерам подобны
Исполинские руки -
молитвы, которые тщетны,
несбыточные желанья
отблеском робким
………………………………..

Сентябрь
Рубен ДАРИО
(1867 - 1916)
Баллада №1
Грегорио Мартинесу Сьерра
Чтоб жизнь воспеть, нам лучших средств не надо,
И даже чтобы улыбнуться смерти,
Чем тот бокал, где суть небесной тверди
Венера бросит в пламя винограда.
В нем — аромат Армидиного сада,
Как поцелуй, глотками познаете,
С ним были мы, как в ангельском полете
В утробе зверя, что Роланда встретил.
Медовый голос песнею приветил:
Нет в мире лучше музы, чем из плоти!

Река волос в окне мой взор ласкает,
Бессонна ночь над зимней белизною,
Соль вечности, хлеб боли предо мною,
Огнем глаза Ювенции сверкают.
Нож времени впустую рассекает
Златую нить, ее вы не порвете,
Светился взор мне книгой в переплете,
В сон бабочкой влетал он на мгновенье,
Губ розовых я ждал прикосновенья,
Нет в мире лучше музы, чем из плоти!


Авто и королевская охота,
Кисть, мантия профессора, фортуна
Все призрачно, все свет окутал лунный.
Лишь женщина одна сплетает ноты,
И челн любви летит за грезой. Кто-то -
Альфонс иль Крез, в бесчестье иль в почете,
Все в зове плоти крепость дум найдете,
В архивах скрытую, и рай земной, и пламя,
Нарцисс и Абеляр - да будут с нами
Нет в мире лучше музы, чем из плоти!

Блистает Клио на челе Авроры,
Евтерпы нежный голос песней льётся,
И Талия в устах ее смеется,
Стан Эрато и ноги Терпсихоры,
Жест Мельпомены, и сиянье взора.
И Каллиопа в каждой нежной ноте,
И Полимния — гимн вдвоем поете
Глазам, где льется свет любви бессонный,
Урании над всем горит корона
Нет в мире лучше музы, чем из плоти!


Не отрицай с упорством протестанта
Сот, полных сочных роз, гвоздики пряной,
В них опускались кисти Тициана
В них — Беатриче рай пленяет Данта.
Поэтому живут стихов бриллианты,
Склонился ирис. Не в подземном гроте -
В движеньи к небу гений обретете.
И мысли мудреца, и песнь поэта
От уст и персей, от стремленья к свету.
Нет в мире лучше музы, чем из плоти!

Посылка.
Грегорио! Певца всего вернее
В стремленьи к поцелую узнаёте.
Вкус губ, восславься! Бог да будет с нею...
Нет в мире лучше музы, чем из плоти!

Сентябрь
Юзеф ЧЕХОВИЧ
1903-1939
ПРЕЛЮД
1
с рассветом взметнулись птицы с медных полей
женщина ясность на голове проносит.
2
ненасытный колокол музыкальные колыбели
не забыть не забыть не помнить

3
розовый вздох как лицо ребенка
в мерцанье короче кажутся травы
темным маковым цветом склонясь застыну
аромат неподвижный заденет и сгину

4
у истока стоящий олень шепчет ave

Октябрь
Тадеуш БОРОВСКИЙ
1922-1951
ЧЕТЫРЕ СВОБОДЫ
3. Детская сказка

В кругу семейном мы немало
Детям расскажем историй,
О пытках, тюремных подвалах.
О лагере, о крематории

Расскажем мы, как золото, алмазы
В транспортах везли без перебоя
Познакомим детишек в классах
С техникой убийства и разбоя.

Сквозь года слова проникнут эти,
Ненависть с собою потянут.
И концлагеря построят дети
Дети убивать людей в них станут.

Ноябрь
Аноним времен второй мировой войны
БЛАНИК
XV
Безмолвие над Чехией застыло,
Молчанье - стон невысказанных мук.
Страданья, пепел, горе, кровь, могилы.
Но слышится тревожный сердца стук.

И Бланик словно бури ждет - спокоен
Он - неподвластный времени старик,
В сраженьях тяжелейших - мудрый воин,
Молчит он, слыша человечий крик.

Он замер, весь окутан белой мглою,
Там, где врата закрыты до поры,
Дружина спит под крепкою скалою.

Но белый конь застыл меж стременами. ,
Копытом бьет и ржет внутри горы,
Спешите, князь, и оставайтесь с нами!

Декабрь

Дружина спит под крепкою скалою
И к лебедю, что песнь свою ведет,
На тризну воронье летит стрелою.
Безумец лишь рассвета нынче ждет.

И горький пепел давит все, что жило,
Он покрывает мертвецов и хлеб.
Куст нежных роз - щебенка задушила,
Где был росток - торчит углами склеп.

Ты знаешь край, где не цветут цитроны?
Ты видел ту страну, где мог быть рай?
Кто виноват, что вместо счастья - стоны?.

Прими вину. Грехи все скажут сами.
Прими, что грех привел нас в скорбный край.
Но белый конь застыл меж стременами.
Tags: испанская поэзия, переводы, польская поэзия
Subscribe

  • Вот чего нашли

    Бородино, 1992 год. И сейчас мы уже знаем продолжение романа, а в некоторых случаях - и окончание... Жизнь все-таки куда круче самых интересных книг.…

  • Картины на городских улицах

    "Горгону! нежно люблю. Молодцы ребята, и город наш стал ярче и интереснее, когда они взялись за дело. Космически-военная тематика - окраина…

  • Новая выставка

    Картиночки после будут в небольшом количестве - но с вернисажа, а не сами работы. В "Гармонии" - прекрасная выставка работ Игоря Праченко. Всем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments